Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Болонская система — потери и достижения

В последнее время много споров вызывает переход российской системы высшего образования к Болонской системе, принятой во многих странах Европы
Болонская система — потери и достижения
Образование стирает границы — девиз Болонской системы обучения, введенной в России для сотрудничества с европейскими вузами. Фото: РИА Новости/Алекс Аминев
Озвучить текст
Автосекретарь
beta
Выделить главное
вкл
выкл

По признанию преподавателей вузов, Болонская система образования при всех ее плюсах и минусах задает важный вектор развития высшего образования: вектор на сотрудничество и развитие.

Нет никаких сомнений в том, что советская система имела ряд преимуществ по сравнению с западными образцами. Это признают практически все — от профессоров вузов до обычных граждан. В числе несомненных плюсов было то, что обучение в советской школе было призвано не только научить детей базовым навыкам, чтению и письму, основам наук, но и сформировать их личность, воспитать.

Не зря же новый министр образования Ольга Васильева анонсировала возврат к лучшим практикам советского образования. «Сначала — воспитание, а потом — образование», — отметила она на II Всероссийском съезде учителей сельских школ. Она добавила, что намерена добиться ликвидации «допущенного в последние годы крена».

В том числе благодаря такому подходу у детей появлялись высокая мотивированность к образованию, уважение общества к этому процессу и собственно к личности учителя. В Советском Союзе тщательно поддерживался престиж образования, в том числе благодаря достаточно высоким стипендиям, что давало возможность молодым людям учиться, учебники были полностью доступны и бесплатны. При этом каждый выпускник вуза был гарантированно трудоустроен.

И все же главным достижением советской школы была массовость: впервые в истории России была достигнута практически всеобщая грамотность. Как результат — система образования удовлетворяла спрос государства на квалифицированные кадры и научные достижения. Так, в СССР существовало качественное техническое образование: физика, математика, прикладные технические дисциплины достигли высочайшего мирового уровня и сохраняют такие позиции до сих пор.

К числу плюсов относят и систему контроля знаний: если с тестом можно поиграть в «угадайку», то советский контроль знаний как на уроках, так и во время экзаменов был понятным и прозрачным. Советское образование было фундаментальным и давало возможность поступить в вуз без репетитора.

Достижения неоспоримые. Однако за прошедшие десятилетия стало очевидно, что и минусов у советского образования было достаточно. В первую очередь это политизированность, существование цензуры и ряда ограничений, зажимавших учащихся в рамках советской идеологии. Это влекло за собой негативное влияние на отдельные научные дисциплины, в частности существовали ограничения на ознакомление с иностранной научной литературой, международное общение между учеными. Да и в целом обучение иностранным языкам хоть и велось, но было крайне оторванным от реальности, откровенно слабым.

Таким образом, само время требовало от советской системы образования изменения и развития с учетом предыдущих достижений.

ЕВРОПЕЙСКАЯ АЛЬТЕРНАТИВА

С распадом Советского Союза становилось все более очевидно, что при всех очевидных плюсах отечественного образования этой системе требуются изменения — особенно с учетом сближения современной России с западными странами на всех уровнях. Стоит признать также, что это во многом было обусловлено своеобразной модой — отказом от старого и демократизацией всех сторон жизни граждан.

С открытием «пути на Запад» властями было принято решение о реформировании старой школы с учетом необходимости интегрирования в мировую систему образования, в первую очередь высшего. В качестве ориентира была выбрана Болонская система образования, введенная в Европе.

Болонским называется единое учебное пространство для европейских стран. Основана данная система в 1998году, а инициаторами ее стали немецкий, итальянский, французский и британский министры образования. В 1999 году в эту систему вошло 29 государств, подписавшихся под Болонской декларацией. Позже к процессу стали присоединяться другие страны. Сегодня Болонский процесс объединил уже студентов из 45 стран, и присоединение к нему продолжается.

Абсолютно логично, что в условиях запроса нашего общества на открытие границ для общения, прежде недоступного, миграции и просто осознания свободы была выбрана именно европейская система, ориентированная на непрерывное развитие мобильности населения с реальной возможностью трудоустройства по окончании вуза в различных странах ЕС. Для России встраивание в данный образовательный процесс стало возможностью глобализации и перехода на мировые стандарты обучения.

В России переход на новую систему начался в 2003 году.

Сама система состоит из трех уровней: бакалавриат, магистратура и докторантура. При этом первый уровень, бакалавриат, не дает обучающемуся широкого круга компетенций. Он предоставляет определенный набор компетенций, позволяющих выполнять какую-либо функцию. Более широкий объем знаний, благодаря которому можно охватить больше направлений в рамках одной сферы деятельности, предлагают получить на магистратуре. Докторантура призвана подготовить специалиста, ориентированного на фундаментальность и творчество, способного реализовать себя в научной деятельности.

Важным новшеством, которое стало возможным благодаря применению Болонской образовательной системы в России, стало введение стандарта учебного процесса.

Введение Болонской системы было обусловлено стремлением к унификации стандартов образования, напоминает председатель общественного совета при департаменте образования Москвы Татьяна Минеева. И с этой точки зрения такой процесс можно только приветствовать. Россия так или иначе становится участницей глобальных процессов. И вот в образовательной интеграции мы как раз отстали. «Лично я минусов никаких в этом процессе не вижу, — говорит она. — Точнее сказать, в идее процесса. Мы же хотим, чтобы наши выпускники были конкурентоспособны на мировом рынке труда? Качество образования, на мой взгляд, зависит от высоких образовательных стандартов, оснащения вузов и уровня профессорско-преподавательского состава. Другой вопрос, что сам процесс внедрения этой системы может идти не идеально, хотя это вопрос времени и менеджмента чиновников от образования».

СЕРЬЕЗНЫЕ ШАГИ

Самым спорным вопросом на сегодняшний день остается внедрение Болонской системы на собственно российскую почву. Мнений огромное количество: от необходимости развивать ее дальше до полного отказа. В последнее время стало модным критиковать Болонскую систему в российском высшем образовании. Но, по мнению доктора социологических наук, профессора кафедры социологии Волгоградского государственного университета, Университета Эссекса Михаила Анипкина, в реальности в России никакого перехода на эту систему не произошло. Все сходство с настоящей Болонской системой заканчивается на создании трехуровневого образования. Не сделано самое главное — фигуру преподавателя, доцента, профессора не поставили в центр аргумента.

Профессорско-преподавательский состав вместо науки и подготовки и переработки лекций и семинаров пишет никому не нужные учебно-методические комплексы, готовит горы бесполезных отчетов. Вся деятельность вузовского преподавателя сегодня сводится к производству тонн макулатуры, не имеющей никакого отношения ни к науке, ни к преподавательской деятельности. Это не Болонская система, а абсолютно непонятный мутант, не похожий ни на старую советскую, ни на западные системы. И вот этот перекос требуется исправить.

Во введении в России Болонской системы образования есть как плюсы, так и минусы, рассказывает советник проректора РАНХиГС, руководитель проектных работ образовательных программ кандидат исторических наук Наталья Булычева. Болонская система по своей сути основывается на внедрении компетентностного подхода, при котором непосредственное оценивание студентов происходит по определенным баллам. Учащийся получает компетенции, которые на текущий момент ему важны, но по окончании обучения может статься, что для работы требуются совсем другие навыки и надо учиться заново. То есть необходимо опять вкладывать средства и учиться.

Самый большой плюс этой системы— попытка унификации и стандартизации системы образования. Однако Россия всегда идет своим путем и, сломав одну систему образования, не способна оперативно заменить ее новой, полагает эксперт. А это влечет за собой проблемы с содержанием учебного процесса, принятием новых государственных стандартов и повышением квалификации профессорско-преподавательского состава.

«Я думаю, — говорит Наталья Булычева, — что сейчас важнее развивать сред-нетехническое и профессиональное образование, повышать статус и престиж рабочих профессий... Мы должны не бездумно копировать все западное, а лишь учитывать их опыт в некоторых областях, не забывая своей ментальности, которая кардинально отличается от европейской».

О плюсах и минусах присоединения России к Болонскому процессу спорят уже не один год, но однозначного ответа все еще нет, говорит аспирант философского факультета МГУ им. М.В. Ломоносова Анна Алешина. И пока давать какую-то оценку сложно — слишком мало выпускников, учившихся по новой системе, вышли на рынок и слишком мало времени они там провели. Много говорят и пишут о кардинальной смене учебных планов, о том, что двухступенчатая система высшего образования дает больше возможностей и на выходе получаются более качественные специалисты.

Но сейчас происходят постоянные попытки преподавателей сжать учебные планы, рассчитанные на пять лет, в рамках четырех лет.

«Введение Болонской системы в России я, несомненно, оцениваю как прогресс отечественного образования,— возражает ректор РГСУ Наталья Починок. — Ее цель — это создание единого учебного пространства, что позволяет нашей стране включиться в общеевропейский образовательный процесс, повысить студенческую мобильность и обмен опытом между ведущими учеными. Это делает наш рынок образования более привлекательным для обучающихся из стран ближнего и дальнего зарубежья.

Сегодня мы можем говорить, что студенческие обмены со странами Европы выросли в разы с начала 2000-х годов. По сути, это значит, что тысячи, если не десятки тысяч, российских студентов получили возможность повысить свой уровень овладения профессиональными компетенциями и уровень владения иностранными языками в Европе и тысячи молодых европейцев побывали в России, прониклись нашей историей, культурой, подружились с российскими сверстниками. Мне кажется, это большой успех».

По признанию Натальи Починок, в последние годы для российского образования многое изменилось в лучшую сторону. «Именно с включением России в Болонский процесс связано увеличение финансирования университетов, введение программ поддержки высшего образования и научных исследований. Некачественные образовательные организации лишились государственной аккредитации», — рассказывает ректор.

Сама по себе Болонская система не несет в себе существенных рисков и не влечет потерь, добавляет она. Некоторые специалисты, конечно, говорят, что разделение высшего образования на двухуровневую систему погубит достижения советской школы, но это не так. Болонская система отлично вписывается в российские реалии и ни в коем случае не создает конфликта между классической системой образования, так называемой советской и новыми стандартами.

Высшее образование, уверена Наталья Починок, будет стараться «перестроиться» в современном мире, где университет больше не является основным источником знания для человека. Это уже происходит на Западе и начинает происходить в России. Вероятно, будут меняться образовательные программы в сторону большего применения дистанционных образовательных технологий. Болонская система при всех ее обсуждаемых плюсах и минусах задает важный вектор развития высшего образования — вектор на сотрудничество вузов.

Так или иначе, но министр образования и науки России Ольга Васильева уже заявила, что российские вузы в последнее время сделали серьезные шаги к лидирующим позициям в мировых рейтингах. «Отечественная высшая школа демонстрирует высокий уровень предметной подготовки, что отчетливо показывают результаты последнего рейтинга QS, где российские вузы сделали серьезные шаги к лидирующим позициям, заняв свыше 140 позиций в 38 предметах и отраслях. Традиционно наши вузы оказались сильны в физике и астрономии, что подтверждают результаты МФТИ и НГУ», — отметила министр.

Прямой эфир