Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

БИ-2: «У нас есть свой черный список симфонических оркестров»

Участники одной из самых успешных российских рок-групп — об экспериментах, братстве, американских гастролях и Филиппе Киркорове
0
БИ-2: «У нас есть свой черный список симфонических оркестров»
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Только что группа «Би-2» выпустила альбом своих хитов, записанных с Пражским симфоническим оркестром. А 23 и 24 марта сыграет два сольных концерта в Кремлевском дворце в сопровождении оркестра «Русская филармония» под управлением Феликса Арановского. Перед событием Шура Би-2 и Лева Би-2 пообщались с обозревателем «Известий».

— Зачем вам Кремль, для пафоса? Зал же трудный — и по звуку, и по атмосфере.

Материалы по теме
1

Шура Би-2: Мы не разу не играли там сольно. Участвовали только в качестве приглашенных гостей в чьих-то шоу. Поэтому нам просто интересно освоить и эту площадку. Сейчас довозим туда несколько тонн своей звуковой аппаратуры, сценографию красивую придумали.

— Вы, безусловно, самая матерая отечественная рок-группа по части сотрудничества с симфоническими оркестрами. Когда вы почувствовали себя уверенно в таком формате? Сейчас ведь многие ваши коллеги обращаются к симфоническим коллективам, но делают это, как правило, разово и всегда подчеркивают, что крайне волнуются, ибо это для них «совсем другой опыт».

Лева Би-2: Мы уже более десятилетия выступаем с оркестрами, и нам нравится. Обратились к такому формату не из конъюнктурных стремлений. И точно не из финансового интереса. Хотелось поискать себя в других ипостасях. А то, что это нам еще и деньги приносит, — конечно, радует. Я иногда задумываюсь, почему бы не совместить все наши эксперименты, включающие и симфоническую музыку, и электронную, в один проект. И сам себе отвечаю, что, видимо, еще время не пришло.

Шура Би-2: Наверное, мы уже являемся экспертами по региональным оркестрам. Играем в разных городах с местными коллективами. Есть оркестры экстра-класса, есть просто хорошие и те, что мы вносим в свой черный список.

Да, у нас есть черный список оркестров (улыбается). Лично я, пожалуй, начал лучше понимать, как взаимодействовать с оркестром лет пять назад. Поначалу, конечно, было очень сложно. Мы искали свою форму для такого альянса. И нашли. «Би-2» работает с оркестром не так, как, скажем Metallica или Portishead. Как правило, у всех рок-групп оркестр — вспомогательное звено, он прорывается сквозь гитары и барабаны. А у нас наоборот.

Мы продолжаем фактически советский жанр. Основную часть аранжировок нам делал Геннадий Янович Корнилов, который еще в конце 1960-х-начале 1970-х работал с Магомаевым, Кристалинской… По большому счету у нас получается ретропроект. Это слышно и на сцене, и на пластинке. Но поскольку мы сотрудничаем не с одним аранжировщиком (есть еще Сергей Гаврилов, специализирующийся на современной академической музыке), то в материале есть где развернуться.

— Сколько вам нужно репетиций перед таким концертами, как в Кремле?

Лева Би-2: Сделаем один прогон, и то лишь потому, что в программе есть несколько вещей, которые мы исполним впервые или не исполняли очень давно.

Шура Би-2: С оркестром «Русская филаромния» мы сотрудничаем не первый год. Замечательный коллектив. Они прекрасно справляются с задачей. Мы и на «Нашествии» с ними играли, и прошлогодние сольники в «Крокусе». Поэтому нам достаточно одного совместного прогона и саундчека перед концертом.

— У вас еще не сформировался определенный сегмент аудитории, предпочитающий Би-2 именно в симфоническом варианте?

Шура Би-2: Выступления с оркестром мы делаем как своего рода фэмили-шоу. К нам приходят на такие концерты семьями.​​​​​​​

— Прошло десять лет с момента, когда вы радикально поменяли состав «Би-2». Что стало тогда главным побудительным мотивом? Привычный ответ: хотели сменить саунд — все-таки отдает политесом?

Шура Би-2: Сейчас мы между прочим занимаемся тем же самым. Состав не меняем, но изобретаем новый звук «Би-2». В начале сентября выйдет наш новый альбом «Горизонт событий» и это будет слышно. А в середине апреля появится первый сингл из него — «Летчик», и уже многое станет понятно. Мы год искали новые для нас звуки и их нашли.

Звукооператор, обладатель нескольких премии Grammy Эдриан Бушби, с которым мы сейчас сотрудничаем, даже на неделю отложил работу над записью нового альбома Muse в Париже и занялся нашей песней. Когда он понял, чего мы от нее хотим, всё получилось. Сегодня у нас прекраснейший состав, в нем одни из лучших, на мой взгляд, музыкантов в стране. И мы всех их знали еще до того, как они стали участниками «Би-2».

Лева Би-2: Когда в конце 1990-х мы приехали в Москву, то собирали людей буквально по объявлению. Нашлись тоже замечательные музыканты, всё было прекрасно, но без какой-либо концепции. Спустя некоторое время мы осмотрелись, сформулировали для себя определенную идею и уже пригласили точечно тех, кого хотели. Нам не хватало музыкантов-единомышленников.

— Забавно, что с прежним составом вы львиную долю своих регалий получали на поп-премиях. А после 2006 года пошли рок-награды?

Шура Би-2: А тогда почти не было рок-премий. «Чартова дюжина» возникла позже. A-One — был слишком альтернативным телеканалом. Но Fuzz же мы получали, кажется, несколько раз. С другой стороны нам и сейчас вручают попсовые премии. Их просто больше. (улыбается).

— Еще один ваш известный проект «Нечетный воин» имеет уже четыре «серии». В чем вы видите их основные различия?

Лева Би-2: Мы относились и относимся к «Нечетному воину» как к полигону, где можно делать любые эксперименты, без оглядки на то, что их кто-то не поймет. А потом всё лучшее из этих пластинок надо переносить к себе в номерные альбомы. Естественно, что-то в «Нечетном воине» выглядит пафоснее, глобальнее. Где-то, опять же, добавлялся оркестр. Каждая песня делалась с отдельным аранжировщиком. Вообще эклектика — наш trade mark.

— У кого из исполнителей, приглашенных вами в «Нечетный воин», это вызвало наибольшее удивление?

Шура Би-2: Точно было удивление у Ромы Суслова (лидер группы «Вежливый отказ». — «Известия»). А мы очень любим «Вежливый отказ», слушаем их еще с 1987 года. Когда мы предложили ему совместную песню с Дэвидом Брауном (лидер американской группы Brazzaville. — «Известия»), то ориентировались на инди-электронику, которую Суслов сам по себе, наверное, никогда в жизни не будет играть.

— У вас и братья Самойловы, основатели группы «Агата Кристи» участвовали. Сейчас, наблюдая за происходящим между ними конфликтом, что думаете?

Лева Би-2: Они все-таки братья, полагаю, договорятся в конце концов. Надо дать им время. Поговорим об этом лет через пять, когда всё успокоится.

— Гипотетический вопрос. Вы по жизни уже на самом деле тоже практически «братья». Можете представить, что однажды между вами произойдет такая же распря?

Шура Би-2: Нет, нам повезло. У нас четко разделены обязанности в группе, и нам нравятся радикально разные женщины. Поверь, не важно, сколько тебе лет: 20, 30 или 50 — это главный фактор.

Лева Би-2:  Да, мы тоже подвержены каким-то влияниям времени, тоже меняемся. Но меняемся мы с Шурой в унисон. У нас разнятся музыкальные вкусы, но не мировоззрение и идейная платформа.

— У вас есть четко оговаривающий все деловые нюансы контракт?

Лева Би-2: Нет. Мы дружим очень давно и всё, что касается профессиональной деятельности, началось для нас гораздо позже нашего повседневного общения.

Шура Би-2: Мы были знакомы уже лет 15 до того, как приехали в Россию профессионально выступать. Полтора десятилетия дружбы, из них фактически десятилетие эмиграции.

Лева Би-2: Да, было время, чтобы притереться друг другу и понять, как дальше вместе работать.

— Как вы думаете, сколько должно пройти времени, чтобы вы вновь спели хит «Мой рок-н-ролл» с певицей Чичериной?

Лева Би-2: Не хватит жизни (смеется). Мы не хотим нажимать на эту мозоль. Поэтому, надеюсь, достаточно такого лаконичного ответа.

— У вас недавно завершились довольно обширные американские гастроли. Хотя бы отчасти удалось выйти за рамки традиционных для российских артистов выступлений перед своей диаспорой?

Шура Би-2: Мы и в зал, где выступали в Нью-Йорке, привезли дополнительный сценический свет и звук на $15 тыс. Солидный зал. Там многие знаменитые группы устраивают концерты перед презентациями своих новых альбомов. Продают дорогие VIP-места, и еще тысячи две фанатов могут зайти по нормальной цене.

Но всё равно наша аудитория, конечно, состоит из русскоязычных эмигрантов. Много среди них студентов. Если в зале попадаются коренные американцы или европейцы, скорее всего, их кто-то из русских знакомых привел. Случайно в Штатах никто на русскую группу не придет.

— В клипе на песню «Хипстер» из вашего последнего альбома снялись много известных личностей и среди них Филипп Киркоров. У него скоро 50-летие и серия сольников в Кремле. Если он вдруг позовет вас выступить в одном из них в качестве специальных гостей, согласитесь?

Лева Би-2: Ну, это должно быть чем-то обусловлено. Помимо того что Киркоров снялся в нашем клипе, у нас больше нет с ним никаких точек соприкосновения. И наше появление в его концерте выглядело бы странным, не потому что мы к нему как-то скептически относимся. Просто у нас совсем разные жанры и аудитории.

Шура Би-2: А вот в рамках «Хипстера» его появление сработало прекрасно. Там у нас дурачились артисты разных стилей...

Справка «Известий»
Основатели одной из самых успешных отечественных групп Шура Би-2 (Александр Уман) и Лева Би-2 (Егор Бортник) начали творческую деятельность в 1985 году в Белоруссии, затем работали в Израиле и Австралии, с 1999-го обосновались в России. Хедлайнеры ведущих рок-фестивалей. Трансляцию их последней концертной программы — Best of — посмотрели 42 тыс. зрителей из более чем 20 стран мира.

 

Прямой эфир