Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Привлечение денег населения — самый дорогой заем для государства»

Директор департамента государственного долга и государственных финансовых активов Минфина — об облигациях для населения, внешнем долге и инвестициях в доверие россиян
0
«Привлечение денег населения — самый дорогой заем для государства»
Фото: ТАСС/Дмитрий Серебряков
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Минфин определился с параметрами и сроками дебютного размещения облигаций федерального займа (ОФЗ) для физических лиц. В ведомстве по этим бумагам готовы предложить гражданам чуть ли не самый высокий доход на рынке, при этом объемы выпуска будут весьма скромными. Директор департамента государственного долга и государственных финансовых активов Минфина Константин Вышковский в интервью специальному корреспонденту «Известий» Михаилу Тегину рассказал о преимуществах нового инструмента инвестирования, а также о планах министерства выйти на международные рынки заимствований.

Частные банки не допустят к программе облигаций для населения

— Минфин наконец-то раскрыл параметры грядущего размещения ОФЗ для населения, выпуском будут заниматься только Сбербанк и ВТБ24. Могут ли другие, частные банки также стать агентами по размещению? Какие для них могут быть установлены требования?

— Требования к банкам установлены, и они самые общие. Это наличие различных лицензий Банка России. При отборе банков мы руководствовались прежде всего тем, что это должны быть крупные российские банки с госучастием, имеющие развитую филиальную сеть и значительный опыт работы с розничными клиентами. По этой причине Сбербанк и ВТБ24 выбраны на первом этапе. Потребуется ли расширять этот перечень и за счет кого еще? Посмотрим. Пока возможность участия частных банков по этим бумагам не рассматривается.

Очевидно, что целевой аудиторией для покупки новых инструментов являются широкие слои населения, причем не те постоянные клиенты банков, которые привыкли иметь депозиты, а те граждане, которые такого опыта общения с банками не имеют.

В этом вопросе очень важно обеспечить доступность нового инструмента для населения. И сделать это можно либо через многофилиальную сеть, либо в том числе в режиме онлайн, в электронном виде — через сайты банков.

Для того чтобы гражданин мог купить эту ценную бумагу, ему нужно будет прийти в отделение Сбербанка или ВТБ24, открыть там необходимые счета, подписать договор и, соответственно, стать владельцем ОФЗ. Либо, если он уже является клиентом банка и имеет свой личный кабинет, сделать это дистанционно.

— Вы обсуждали с банками возможность конвертации открытых вкладов населения в ОФЗ, то есть возможность покупки облигаций за счет денег на депозите?

— Такие решения клиенты банка должны принимать сами. Несмотря на то что мы считаем новые инструменты хорошей альтернативой банковскому депозиту, мы всё время подчеркиваем, что прямой конкуренции между двумя этими инструментами сбережений мы не видим. И не хотим ее создавать. Хоть эти инструменты в чем-то похожи, но они имеют и принципиальные различия.

Во-первых, по сроку. Срок размещения ОФЗ для населения установлен в три года. Этот срок несколько больше, чем средний срок банковского депозита: подавляющая часть всех депозитов открывается на срок до года. Да, существует возможность открытия долгосрочных депозитов, но это скорее редкость. Не все банки это предлагают, далеко не все клиенты этот продукт предпочтут. Кроме того, условия по долгосрочным депозитам для граждан сейчас совсем не привлекательные. А срок вложения, конечно, имеет важнейшее значение для гражданина, который не имеет культуры размещения своих сбережений на длительный период. Поэтому предлагать гражданам бумаги на срок свыше трех лет пока преждевременно.

Во-вторых, эти инструменты не будут прямыми конкурентами еще и потому, что мы планируем к размещению несопоставимо меньший объем средств, чем нынешний объем депозитов в банковской системе.

Дольше держишь — больше получишь

— Вы хотите предложить 20–30 млрд рублей только в 2017 году...

— Да, 20–30 млрд рублей — это объем годового размещения. То есть мы планируем ежегодно по 20–30 млрд рублей размещать. Период размещения каждого выпуска — полгода, соответственно в году должно размещаться по два выпуска. Исходя из этого, объем одного выпуска будет равняться 10–15 млрд рублей.

Этот объем размещения не может создать каких-то проблем для нашей банковской системы, не может спровоцировать массового оттока с банковских депозитов, объем которых измеряется триллионными суммами.

— У народных ОФЗ есть весьма приятный момент — средняя доходность этих бумаг будет на полпроцентного пункта выше, чем суверенных ОФЗ сопоставимого срока. При этом минимальный купон составит 7,5%, а максимальный — 10,4%. Как будет складываться такая доходность?

— Всё очень просто. Базовый подход, которого мы будем придерживаться, состоит в том, что доходность по нерыночным ОФЗ для граждан должна быть на 0,5% выше, чем по рыночным ОФЗ на те же три года. То есть мы будем структурировать параметры каждого выпуска таким образом, чтобы в результате гражданин, который три года будет владеть такой бумагой, получил доходность больше, чем рыночные игроки.

Соответственно купоны по каждому выпуску будут выплачиваться раз в полгода, 10,4% — это расчетный размер последнего, шестого купона, он самый высокий. Перед размещением каждого выпуска Минфин будет фиксировать, устанавливать все параметры данного конкретного выпуска.

— Правильно ли я понимаю, что в такой конфигурации чем дольше гражданин держит народные ОФЗ у себя, тем большую доходность получает?

— Да, таким образом обеспечивается более высокая доходность. При конструировании нами параметров инструмента, у нас были развилки. Можно было установить некий фиксированный, одинаковый уровень дохода на протяжении всего периода, всех трех лет. Но мы должны также предусмотреть такие условия, при которых гражданину было бы выгоднее держать бумагу до ее погашения. Чтобы несколько дестимулировать граждан предъявлять бумаги к досрочному выкупу, мы в течение первого года вынуждены удерживать полученный доход в случае досрочного погашения бумаги. То есть в первый год владения бумаги доходность по инструменту более низкая, чем по рыночной бумаге. Но примерно со второго года она начинает превышать рыночную. И если клиент держит ее до погашения, для него это будет самый выгодный вариант. В этом случае он получает последнюю, самую высокую купонную выплату.

Никакого дарения — только в наследство

— Предполагается, что эти бумаги не будут иметь рыночного обращения, их нельзя будет передать другим гражданам или юрлицам. Но, как мы знаем, наши сограждане очень изобретательные товарищи и могут придумать способы обхода этих запретов. Как Минфин планирует предотвратить нарушение правил обращения бумаг?

— При разработке параметров нового инструмента очень важно было сделать так, чтобы исключить целесообразность для юрлиц стоять за гражданами. В начале 1990-х в России был не очень успешный опыт, когда недостаточное внимание к условиям выпускаемых финансовых инструментов для граждан привело к тому, что на практике никакой разницы в том, кто владеет бумагой, не существовало. Работающих ограничений не было. И владельцами могли быть де-факто и юридические лица. Нынешний механизм, как мне кажется, исключает такую возможность. Мы надеемся, что механизмы, обеспечивающие формальный запрет на владение этой бумагой юрлицами, не позволит им держать у себя эти ОФЗ.

Еще раз подчеркну, что это будет нерыночный инструмент, у ОФЗ для населения нет вторичного обращения. Для юрлица, для профессионального участника рынка это очень важный момент, так как вторичное обращение обеспечивает инструменту ликвидность. С этой точки зрения для юридического лица этот инструмент будет абсолютно неинтересен.

Кроме того, мы установили ограничение по максимальному участию нового владельца в одном выпуске — это 25 млн рублей при минимальном лоте покупки в 30 тыс. рублей. Это тоже попытка сделать инструмент неинтересным для юрлиц.

Мы пошли еще дальше — параметры ОФЗ прописаны так, чтобы гражданин не видел смысла продавать эту бумагу кому-либо иному, кроме эмитента в лице Минфина.

— А физлицо, являющееся собственником ООО, соучредителем, сможет ввести эту бумагу в капитал? Или оформить ее как полученную компанией в дар?

— Здесь можно провести аналогию с банковским депозитом. Никакого дарения, никаких взносов в капитал не предусмотрено. Запрещено также использовать ОФЗ в качестве залога. Единственная возможность, которая есть, — это наследование.

— Если гражданин всё же хочет предъявить ОФЗ к досрочному выкупу, куда человеку обращаться?

— Предъявить бумагу к выкупу эмитенту через банк-агент. То есть туда же, где бумага приобреталась.

Выпуск облигаций — шаг к восстановлению доверия населения к таким инструментам

— Как вы оцениваете, сколько людей в год может приобрести бумаги? И будет ли выбран весь лимит?

— Я не смогу ответить, сколько граждан захотят купить эти бумаги. Мы просто рассчитываем, что бумага будет интересной, потому что она действительно в каком-то смысле позволит заполнить имеющийся вакуум на рынке. Сейчас у граждан, желающих инвестировать, сберегать деньги, не так много возможностей. ОФЗ для населения позволят заполнить этот пробел, поэтому мы рассчитываем, что спрос будет.

— Если спрос превзойдет все ваши ожидания, вы будете увеличивать объемы размещения в этом году или в следующем?

— Объем размещения, конечно, можем увеличить. В этом смысле никаких ограничений нет. Фактически объем размещения в год будет определяться спросом со стороны граждан. Хотя, я также отмечу, этот инструмент для федерального бюджета, наверное, будет наиболее затратным. Для нас, как для эмитента, эти 20–30 млрд рублей будут самыми дорогими, потому что мы создаем для граждан более благоприятные условия, чем по обычным рыночным ОФЗ. Для федерального бюджета это означает, что для выкупа этих бумаг мы должны предусматривать бюджетные ассигнования заранее. Да, в первый год обращения бумаг выкуп будет осуществляться фактически за счет средств банков-агентов, но после первого года — уже за счет средств федерального бюджета. Это дополнительная нагрузка на бюджет. Поэтому с такими ОФЗ мы не замахиваемся на покрытие дефицита госбюджета. Решаются только задачи, связанные с развитием внутреннего рынка, с восстановлением доверия граждан к вложениям в государственные облигации.

— Изначально в Минфине хотели выпустить ОФЗ для населения до конца прошлого года. С чем связан перенос сроков размещения?

— Нам потребовалось несколько больше времени, чем мы планировали, для того, чтобы договориться о порядке взаимодействия с банками-агентами. Мы немного не рассчитали сложность процесса. Дело в том, что многие вопросы, связанные, например, с IT-сопровождением этого продукта, с налаживанием системы учета, расчетов для банков-агентов, вызвали определенные сложности. Это затратные операции и для них тоже. По крайней мере на первоначальном этапе. Мы, конечно, понимали, что ни в коем случае нельзя допустить, чтобы заявляемый положительный эффект от владения народных облигаций «съедался» бы банковской комиссией, какими-то сложностями при открытии счетов в банках, покупке инструментов и при предъявлении их к выкупу.

— Вы отметили банковскую комиссию. Уточните, из каких компонентов она складывается?

— Есть некая цифра — максимум 3%, но ее нужно правильно понимать. Эта комиссия распадается на две части. Первая — это то, что гражданин должен будет уплатить банку при покупке бумаги стоимость открытия счета и так далее. Это первые 1,5%, причем чем больше объем покупки, тем меньше комиссия. Если счет в банке уже есть, а сумма покупки превышает 50 тыс. рублей, то комиссия составит уже порядка 1%.

Вторая часть — это комиссия, возникающая в случае досрочного предъявления бумаги к выкупу. Здесь тоже 1,5% — предельная сумма в самом худшем для владельца случае. Вот и получается, что 3% — это предел затрат при абсолютно неблагоприятных ситуациях для владельца.

— То есть при требовании досрочного погашения гражданин потеряет часть доходности по купону, а также уплатит от 0,5 до 1,5% от объема купленных ОФЗ?

— Да, потеряет, но только в случае предъявления к выкупу в первый год владения. Но, конечно, мы будем готовы пойти на какие-то корректировки, когда будет точно понятно, какой предъявляется спрос. Мы договорились с банками, что они будут стараться действовать в этом вопросе максимально гибко.

Можем разместить облигации в евро

— Первый выпуск попадает на весну  после 1 апреля. Весна и осень обычно считаются удачными периодами также и для внешних размещений долговых бумаг. Планирует ли Минфин выходить на внешний рынок этой весной?

— Как представитель эмитента и человек, который долгое время занимается этими вопросами, я никогда не высказываю каких-то бравурных ожиданий. Рынок — это постоянно изменяющаяся сфера, где действует огромное количество факторов, каждый год непохожих. Весна каждого года может принципиально отличаться. В моей практике совершенно различные ситуации возникают примерно в один и тот же календарный период, как говорится, год на год не приходится. В последнее время добавились новые факторы, риски, которые усложняют выход России на внешний рынок, по крайней мере это было трудно сделать в прошлом году. От нас потребовались дополнительные усилия, чтобы понять, в какой момент времени лучше размещаться.

В этом году мы не исключаем возможности выхода на внешние рынки заимствований с облигациями в евро, но это только одна из возможностей.

— Пересматривать квартальный план по объему внутреннего размещения не планируете в сторону увеличения?

— Мы стараемся быть в своих действиях максимально понятными для рынка, поэтому пока планов по пересмотру нет.

— Ряд экспертов всё еще говорят, что в России мало финансовых инструментов для инвестирования, и предлагают запускать экзотические продукты, например бумаги внутреннего или внешнего займа с привязкой к курсу рубля. Как в Минфине относятся к таким бумагам?

— Нам представляется, что развитие финансового рынка продвигается весьма логично. Основная идея такого развития — полностью удовлетворить имеющиеся потребности участников рынка. Например, нам представляется, что на данном этапе ОФЗ-Н (литера «Н» означает «для населения». — «Известия») — это как раз тот инструмент, которого нашему рынку не хватало. А выдумывать какую-то экзотику, на наш взгляд, пока не нужно.

Дело в том, что наша новейшая история, связанная с нормальным функционированием рынка российского, весьма коротка. Только недавно наш рынок стал соответствовать лучшим мировым стандартам. Уже есть бумаги и с фиксированной ставкой, и с плавающим купоном, и привязанные к инфляции, сейчас вот хотим задействовать непрофессиональных участников — население.

Но если потребуется и мы увидим, что есть объективная необходимость занять еще какую-то нишу на рынке, конечно, мы будем готовы это сделать.


Прямой эфир

Загрузка...