Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Павел Колобков: олимпийские объекты в Сочи себя окупают

Министр спорта Российской Федерации — об олимпийском наследии, скандале в хоккее с мячом и своем будущем заместителе
0
Павел Колобков: олимпийские объекты в Сочи себя окупают
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Михаил Терещенко
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На инвестиционном форуме в Сочи прошло совещание представителей Министерства спорта РФ, одной из главных тем которого стало использование спортивных объектов, построенных к Олимпийским играм 2014 года. После мероприятия министр спорта России Павел Колобков в эксклюзивном интервью «Известиям» оценил текущее состояние сочинского стадиона «Фишт», который в среду проинспектирует комиссия ФИФА на предмет готовности к проведению матчей Кубка конфедераций-2017. Также глава Минспорта рассказал о том, насколько эффективно сегодня используется олимпийская инфраструктура, и прокомментировал случай с 20 голами, забитыми в свои ворота во время матча первенства страны по хоккею с мячом.

— Как вы оцениваете состояние стадиона «Фишт» накануне визита инспекции ФИФА?

— Считаю, что была проделана очень большая работа по доведению стадиона до уровня полной готовности принять Кубок конфедераций-2017 и чемпионат мира-2018. Готовность этой арены вы увидите во время тестового матча сборных России и Бельгии уже в конце марта. «Фишт» готовится в плановом режиме, но после его последнего посещения я могу сказать — всеми сторонами, отвечающими за его состояние, проведена очень серьезная работа. Мы осмотрели и поле, и верхние трибуны, и раздевалки, и внутренние помещения. Я считаю, что стадион практически готов.

— Насколько эффективно использовались объекты в Сочи за три года, прошедших с Олимпиады?

— У нас проводятся международные и всероссийские соревнования, причем в большом количестве. А также — региональные турниры, сборы основных и резервных команд игровых видов спорта, сборы спортсменов, представляющих индивидуальные виды спорта. Практически все объекты в Сочи задействованы 360 дней в году. Все сооружения используются должным образом — за исключением, может быть, санно-бобслейной трассы и комплекса для прыжков с трамплина. Но на то есть объективные причины: такие объекты невозможно использовать круглый год. В целом могу сказать, что все сооружения себя окупают и не создают нагрузки на бюджеты. При этом мы, разумеется, будем работать над тем, чтобы повышать эффективность их использования. Мы постоянно обсуждаем вопросы использования олимпийского наследия, в планах — дальнейшее развитие сочинской инфраструктуры. В первую очередь хотим создать условия для ее использования детско-юношескими спортивными школами.

— Существуют ли юридические механизмы для отстаивания своих прав в ситуациях, подобных той, что произошла с чемпионатом мира по бобслею, перенесенным из Сочи решением Международной федерации бобслея и скелетона (FIBT)?

— Никакого договора на проведение турнира не было. При этом я хочу отметить два аспекта. Во-первых, мы не потратили ни копейки бюджетных денег на подготовку к этому чемпионату мира, поэтому решение о его переносе из Сочи никак не ударило по стране с точки зрения финансов. Но, безусловно, в плане престижа это не самое приятное решение. Во-вторых, в большинстве спортивных федераций при передаче стране права проведения международных соревнований, к сожалению, не предусмотрена практика заключения договоров об организации этих мероприятий. Соответственно, никак не прописываются и пункты о возможных финансовых взысканиях с одной из сторон в случае, если по ее вине происходит срыв турнира. Как правило, конгресс или исполком организации просто принимает решение делегировать стране право на проведение соревнования и направляет в ее национальную федерацию регламент проведения турнира.

— Эту ситуацию можно как-то изменить?

— Можно. Но подобные вопросы должны обсуждаться всем мировым сообществом. Очевидно, что вопрос ответственности за организацию и проведение соревнований на сегодняшний день не имеет паритетной составляющей. Соревнования проводят не только международные спортивные организации, но и федеральные, и региональные государственные учреждения. Причем бюджетные затраты подчас оказываются значительно выше затрат общественных организаций. На мой взгляд, этот вопрос должен быть вынесен на рассмотрение на всех возможных уровнях.

— Международные спортивные организации зачастую резко реагируют на попытки вмешательства в деятельность национальных федераций...

— У нас нет никаких сложностей ни с одной из организаций, потому что все эти вопросы регламентируются федеральным законом о спорте. Там прописано, за что отвечают общественные организации, за что — Министерство спорта, а за что — регионы. Нормативно-правовая база в этом смысле в России на достаточно высоком уровне. Поэтому сложностей в вопросах разделения полномочий у нас нет.

— Как вы отнеслись к казусу на матче чемпионата России по хоккею с мячом между «Водником» и «Байкалом-Энергией», когда обе команды за игру забросили в свои ворота в общей сложности 20 мячей?

— Как к серьезному удару по развитию хоккея с мячом в нашей стране. Случай дичайший. Решая какие-то свои турнирные задачи, игроки попросту забыли, где находятся, что они выходят на лед играть для своих болельщиков, которые пришли на трибуны их поддержать. Как после этого зрители будут ходить на стадион, если там творится такое? Я надеюсь, что Федерация хоккея с мячом, региональное руководство и руководство клубов адекватно отреагируют на ситуацию. Те, кто участвовал в этом цирке, должны быть наказаны.

— В Минспорта после отставки Юрия Нагорных до сих пор вакантна должность заместителя министра. Когда наступит определенность с кандидатурой?

— Очень скоро. В ближайшее время. Конкретные фамилии называть не стану — это будет некорректно до официального назначения.

Подписывайтесь на наш канал «Известия СПОРТ» в Twitter и Instagram​​​​​​​.

Прямой эфир