Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Атомщикам и спортсменам гарантируют здоровое потомство

У олимпийцев и людей, работающих в особо опасных условиях, появится свой банк биоматериалов
0
Атомщикам и спортсменам гарантируют здоровое потомство
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Федеральное медико-биологическое агентство (ФМБА) инициировало создание банка, в котором будут храниться замороженные яйцеклетки и сперматозоиды профессиональных спортсменов и жителей закрытых городов, работающих на предприятиях атомной отрасли. О том, зачем сохранять этот биоматериал, как изменилось репродуктивное здоровье россиян в последние годы и почему мужское бесплодие вылечить сложнее, чем женское, корреспонденту «Известий» Наталии Беришвили рассказал заведующий центральным отделением медицинской генетики с консультацией «Брак и семья» ФМБА России Виктор Никишин.

— Когда вы начали заниматься генетикой человека и проблемой бесплодия?

— Активно стали заниматься этой проблемой в России в 1979 году, тогда открылся Центр акушерства, гинекологии и перинатологии имени Кулакова. Наш центр появился в 1982 году, и вот уже четверть века мы работаем одним и тем же коллективом.

— Кто ваши пациенты?

— К нам за помощью может обратиться любой гражданин, но основной контингент — люди, проживающие в ЗАТО (закрытых административно-территориальных образованиях). Они работают в особо опасных условиях. А несколько лет назад нашими пациентами стали и профессиональные спортсмены.

— Если сравнивать с 1980-ми годами, сейчас больше или меньше бездетных пар?

— Раньше бездетной была каждая шестая российская семья, а сейчас — каждая пятая. То есть 20% современных семей не могут иметь детей.

— Как изменить эту ситуацию?

— Мы планируем создать на базе нашего центра банк биоматериалов, в котором будут храниться замороженные половые клетки людей, поступающих на работу на предприятия атомной отрасли. Если человек идет на производство, обеспечивающее оборонный щит нашей страны, то у него должна быть гарантия, что он получит здоровое потомство.

— Где будет располагаться банк биоматериалов и кто будет финансировать его создание?

— Это не потребует больших денег. Специалисты у нас есть, нужно только приобрести оборудование для хранения клеток. Планируется, что затраты возьмут на себя предприятия. Вопрос их привлечения мы будем обсуждать на совете директоров отрасли.

— Как на практике будет реализован план продолжения рода с помощью банка биоматериалов?

— Банк будет располагаться в нашем московском медицинском центре. Для этого достаточно будет небольшой комнаты с морозильными установками. У жителей ЗАТО перед их поступлением на работу будут браться яйцеклетки или сперматозоиды и пересылаться в Москву. Через несколько лет работница сможет приехать к нам, и мы имплантируем ей яйцеклетку. Она будет знать, что, несмотря ни на что, получит своего ребенка. Такая же возможность будет и у спортсменов-олимпийцев.

— То есть половые клетки спортсменов тоже будут храниться в банке?

 Да, именно так. Дети из спортивных семей получают от родителей уникальный генотип, в котором сочетается комплекс генов талантов и выносливости, терять его, согласитесь, очень жалко. Мы можем подстраховаться, заморозив половые клетки, составить генетический прогноз и получить здорового ребенка.

— Люди, работающие в особо опасных условиях, рискуют своим здоровьем. А какие риски у спортсменов?

— Есть даже генетические отклонения, проявляющиеся в связи с физическими нагрузками. Например, у многих спортсменов часто выявляются симптомы, которые на скрининге определяются как заболевания печени. А вообще проблема репродуктивного здоровья особенно актуальна для женских видов спорта: велогонки, биатлон, плавание, фигурное катание и т.д. Нагрузки и стрессы нарушают менструальный цикл.

— Вы отметили, что количество семей, которые не могут иметь детей, увеличилось. С чем это связано?

— Причин несколько: раннее начало половой жизни у девочек, неправильный подбор контрацептивов, ранние аборты. К тому же, если раньше средний возраст наших пациенток был 25–30 лет, то теперь — 35–40 лет. Жизнь изменилась, женщины стали больше придавать значение карьере. В то же время если первая беременность наступает после 35 лет, то возрастает риск хромосомных пороков, как следствие — может родиться ребенок с синдромом Дауна. Наш центр первым начал проводить скрининг на ранних сроках. И за всё время работы у нас родилось всего два ребенка-дауна из более чем 5 тыс. рожденных с нашей помощью детей.

— Бесплодие у мужчин, наверное, тоже не редкость?

— Вообще, у 40% бездетных семей нарушения имеются у обоих супругов. В нашем центре особенно строго подходят к обследованию мужчин. Обычно обследуют только женщин, а ее партнер считает, что у него всё в порядке. Потом он все-таки сдает анализы, и выясняется, что спермограмма плохая. Хронический простатит есть у 80% мужчин. Они же все герои, переносят простудные заболевания на ногах. Из-за позднего обращения к врачу мужское бесплодие порой даже тяжелей вылечить, чем женское.

— Каковы шансы родить ребенка у бесплодных семей?

— Если семья обратится к нам — то шансы неплохие. Когда мы начинали работать, то беременели 50–60% обратившихся, а родами заканчивались около 30% беременностей. Сейчас же беременеют 90%, а рожают ребенка более 80%. Например, в прошлом году у нас забеременели 220 женщин и родились 190 детей. Притом что простых беременностей у нас не бывает.

Прямой эфир