Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Заполнить «Анжи-Арену» можно и без Это’О с Роберто Карлосом»

Новый вице-президент дагестанского клуба Зайдин Джамбулатов — о возвращении в футбол, новой финансовой реальности «Анжи» и собственниках стадиона в Каспийске
0
«Заполнить «Анжи-Арену» можно и без Это’О с Роберто Карлосом»
Фото: страница Зайдина Джамбулатова в Facebook
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Махачкалинский «Анжи» продолжает активную перестройку. В декабре 2016 года было объявлено о смене собственника клуба: Сулеймана Керимова сменил экс-президент махачкалинского «Динамо» Осман Кадиев. Вскоре после этого в «Анжи» поменялся тренерский штаб, клуб приступил к обновлению состава с разгрузкой зарплатной ведомости, сократил бюджет и сменил всю управленческую команду.

Еще одним знаковым кадровым решением для «Анжи» стало назначение вице-президентом клуба ректора Дагестанского государственного аграрного университета Зайдина Джамбулатова. Он уже возглавлял команду в конце 1990-х годов. Тогда махачкалинцы впервые в истории вышли в высший дивизион чемпионата России, а в дебютном 2000 году при небольшом бюджете сенсационно добились четвертого места в РФПЛ. В интервью корреспонденту «Известий» Алексею Фомину Зайдин Джамбулатов рассказал, как произошло его возвращение в клуб, насколько сократится бюджет и на какие средства жил «Анжи» в эпоху своего становления.

— Вы остаетесь во главе университета?

— Конечно, буду совмещать. В «Анжи» я работаю на общественных началах.

— Как возник вариант с вашим возвращением в клуб?

— Я работал в государственных структурах и знаю, как строится бюджет. Понимаю, какими инструментами он располагает, чтобы помогать футболу. Когда Осман Кадиев принял клуб, я сообщил, что у меня при университете есть готовые стадион и два поля с искусственным покрытием. Я предложил Осману Кадиеву на безвозмездной основе создать там филиал «Анжи» для детей самых младших возрастов. Он увидел в этом перспективу. Тем более в нашем районе больше нет спортивных объектов, хотя проживает более 50 тыс. человек. Думаю, 50–60 детей у нас начнет заниматься уже в ближайшее время. После Нового года Осман Кадиев предложил мне поработать вместе, зная о моем опыте взаимодействия с государственными органами, в работе с болельщиками и в финансово-хозяйственной деятельности. Речь идет о том, как работать с бюджетом в условиях дефицита — поскольку сам Осман Гаирбекович всегда был предпринимателем, я буду его консультантом и аналитиком по этой части.

— Получается, Республика Дагестан может вернуться к финансированию «Анжи»?

— Напрямую республика этим заниматься не будет. Министерство спорта может финансировать только тренерские ставки для школ и при клубе. Также у министерства образования есть специальные статьи расходов на развитие детского футбола, а у РФС — федеральная программа. Могут помочь и муниципалы. Если всё это собрать по крохам и направить на подготовку резерва, можно при сравнительно небольших затратах принести ощутимую пользу и клубу, и региону. Моей задачей и будет убедить муниципальные учреждения в пользе более активной работы со структурами «Анжи» и необходимости ее контроля — чтобы ни у кого не было вопросов по поводу целевого расходования этих средств. Если мы сумеем консолидировать эти возможности, наши бизнес-структуры тоже заинтересуются и подключатся к финансированию профессиональной составляющей клуба. Инвестора можно будет заинтересовать именно в том случае, если он увидит, что государственным структурам Дагестана это тоже интересно.

— Есть понимание, кому будет принадлежать построенный Сулейманом Керимовым стадион «Анжи-Арена»?

— Эта инфраструктура на сегодняшний день передана «Анжи». Но напрямую клуб стадионом не владеет — у арены есть хозяин. Он ведет там коммерческую деятельность (при стадионе работают рестораны, несколько магазинов), но у него есть понимание, что эксплуатация арены должна быть разделена в пользу спортивной составляющей. Противоречий между сторонами здесь не возникнет — будет договор об аренде стадиона клубом за определенную плату в рамках возможного.

— Кто сейчас является владельцем стадиона?

— Хизри Абакаров — председатель совета директоров АО «Аэропорт Махачкала». Сулейман Керимов передал ему объект сразу после окончания строительства. Управляется арена хорошо, на нее не потрачено ни одной государственной копейки.

— Уже известно, на сколько сократится бюджет «Анжи»?

— Эти цифры есть, но пусть о них говорит президент клуба. Тем более в контексте весенней части сезона они пока относительные, поскольку мы еще не до конца понимаем, какой состав будет у «Анжи» на балансе. Всё будет зависеть от того, скольких футболистов с высокой зарплатой мы сможем пристроить в другие команды. А на сезон-2017/18, по моим прикидкам, бюджет будет примерно на 40% ниже, чем в 2016 году. Сулейман Керимов сказал, что по окончании сезона на правах спонсора выделит «Анжи» определенную сумму, но какой она будет, станет ясно не раньше мая. Осман Кадиев также готов привлечь как личные средства, так и деньги ряда инвесторов. Но в любом случае бюджет у нас будет примерно как у «Амкара». Может быть, чуть выше. В этих малобюджетных пределах мы и будем работать.

— Это будет возвращение в триумфальный для «Анжи» 2000 год?

— Не до такой степени. Когда мы в 1999-м выигрывали чемпионат России в первом дивизионе, бюджет был около $4 млн. Это был четвертый-пятый бюджет по дивизиону. Тогда еще не было серьезного расслоения между клубами. У вышедшего вместе с нами в высший дивизион воронежского «Факела» был бюджет $5 млн. У саратовского «Сокола» всего на $100 тыс. больше, чем у нас. Миллионной разницы не было — все подпитывались из бюджетов, которые после августа 1998 года были ограничены. Кто-то имел якорного частного спонсора, но он закрывал максимум 25% общих расходов.

— А каким был бюджет клуба в дебютном сезоне в высшем дивизионе?

— Примерно на треть больше. Причем в него также были заложены бонусы за победу в первом дивизионе 1999 года — по $100 тыс. каждому. А на остальное — те же траты, что и в низшей лиге. У нас в высшей лиге был бюджет на уровне 12–14-го места.

— Сколько клуб выручил от продажи в ЦСКА Элвера Рахимича?

— Конкретных цифр называть не буду, поскольку трансфер произошел уже после моего ухода из «Анжи». Но, насколько мне известно, продали Рахимича армейцам за сумму, в три раза больше той, за которую мы его покупали. Как и Предрага Ранджеловича, шедшего с Элвером. Оба блестяще были подготовлены Гаджи Гаджиевым.

— При сегодняшнем секвестре повторить результат 2000 года в РФПЛ возможно?

— Сегодня это нереально. На морально-волевых качествах игроков при должной организации тренировочного процесса можно показать результат выше своих финансовых возможностей. Мы видим это на примере Бердыева в «Ростове» и Гаджиева в «Амкаре». Но такой рывок, как 17 лет назад, вряд ли получится. Однако повторить нынешний успех Перми можно.

— Как без Это'О и Роберто Карлоса убедить дагестанских болельщиков до отказа заполнять трибуны стадиона в Каспийске?

— При системной работе в течение трех лет этого можно добиться и без Это’О с Роберто Карлосом. Наш народ любит искренность и желание играть на пределе возможностей. Конечно, «Анжи» — это не «Барселона», а что-то вроде «Эспаньола». Но народ откликнется, если почувствует фанатичное отношение к своему делу со стороны футболистов.

— Вы разочарованы тем, что не получилось удержать в команде своего воспитанника Али Гаджибекова?

— Я его понимаю. Он получил в «Крыльях Советов» контракт, который хотел. Мы ему этого предложить не могли. А парню 30 лет — он доигрывает. Через три-четыре года придется кормить семью без футбола. Никто в Дагестане его не осудит. Он поступил профессионально и, когда вернется в республику, будет встречен с тем же уважением, что и Нарвик Сирхаев с Будуном Будуновым.

Подписывайтесь на наш канал «Известия СПОРТ» в Twitter и Instagram

Прямой эфир