Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Прорыв инвестиционной блокады

Аналитики отметили успешность проведенной приватизации нефтяной компании «Роснефть»
0
Прорыв инвестиционной блокады
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Сделка по продаже 19,5% крупнейшей российской нефтяной компании стала неожиданностью для рынка: «Роснефть» не стала, как ожидали многие эксперты, использовать возможность выкупа собственных акций, а смогла привлечь иностранных инвесторов. Аналитики, опрошенные «Известиями», уверены, что для России это означает «прорыв санкционной и инвестиционной блокады».

Долю в «Роснефти» 7 декабря приобрел консорциум трейдера Glencore и Катарского суверенного фонда за €10,5 млрд. Президент России Владимир Путин назвал эту сделку крупнейшей в нефтегазовом секторе в мире за 2016 год.

Глава государства выразил надежду, что приход новых инвесторов в органы управления «Роснефти» будет улучшать корпоративные процедуры, прозрачность компании и в конечном итоге приведет к росту капитализации. Теперь «Роснефтегазу» принадлежит 50% акций «Роснефти», британской BP — 19,75%, консорциуму трейдера Glencore и Катарского суверенного фонда Qatar Investment Authority — 19,50%. Оставшиеся 10,75% акций находятся в свободном обращении.

Глава «Роснефти» Игорь Сечин заметил, что сделка является не просто портфельной, а стратегической инвестицией.

— Сделка имеет дополнительные элементы, такие как заключение долгосрочного поставочного контракта с Glencore, согласование позиций на рынках в результате этой работы, а также создание специального предприятия по добыче вместе с этим консорциумом как на территории Российской Федерации, так и по международным проектам, — сказал Игорь Сечин.

По словам источника в отрасли, за счет всех приватизационных сделок «Роснефти» российский бюджет получил $33,4 млрд.

— Только IPO компании, состоявшееся в 2006 году, дало бюджету $10,7 млрд. Интегральная сделка этой осени принесла $17,8 млрд. Итого (вместе с реализацией в 2013 году 5,66% акций ВР) — $33,4 млрд. То есть «Роснефть» дала бюджету приватизационного дохода в четыре раза больше, чем вся нефтегазовая отрасль за всю историю России, — сказал собеседник «Известий».

Аналитик Sberbank CIB Валерий Нестеров считает, что сделка стала своеобразным «прорывом Западного фронта», так как иностранных инвесторов не испугали санкции. Он отметил, что в будущем стоит ожидать роста капитализации компании.

— Эта сделка — знак того, что санкции надоели не только нам, но и Западу. Участие европейского банка, сотрудничество с ближневосточными странами и, конечно, участие швейцарской компании доказывают это. Бизнес борется за свои права беспрепятственно инвестировать в Россию в том числе, — сказал он.

— Сделка, конечно, положительная, потому что вместо квазиприватизации, которая ожидалась, мы имеем прямую приватизацию: приобретение солидными иностранными инвесторами крупных пакетов акций по рыночной цене. Решается проблема финансирования дефицита бюджета в этом году. В то же время повышается имидж «Роснефти»: компания становится в глазах инвесторов не чисто государственной — она включает в свой ряд серьезных акционеров, что поможет ей повысить капитализацию, соответственно, выплачивать более высокие дивиденды, — отметил Нестеров.

Управляющий директор Advance Capital Карен Дашьян также позитивно оценивает сделку, так как она обеспечивает приток иностранных инвестиций в Россию.

— Если сравнивать ее с альтернативой buy back (выкуп собственных акций. — «Известия»), то это, естественно, рыночная сделка, свидетельствующая о том, что есть инвесторы, которые готовы вкладывать в российские компании и видят перспективы роста, — сказал Дашьян.

Он не исключил, что участие в приватизации «Роснефти» Катарского суверенного фонда может означать некоторую внутреннюю договоренность между странами ОПЕК и Россией. По его словам, миноритарная доля новых акционеров не предполагает для них большие политические риски в виде санкций.

Аналитик «Финама» Богдан Зварич считает, что сделка может стать «прорывом инвестиционной блокады».

— Несомненным плюсом будет являться тот факт, что в экономику придут новые внешние деньги, а не ожидаемый рынком самовыкуп пакета госкомпанией у государства за счет денег, занятых у госбанков. И это самый позитивный момент сделки. По сути, данная сделка может стать прорывом инвестиционной блокады при реализации госактивов, предпринимаемых в том числе для наполнения бюджета, — сказал Зварич.

Замдиректора аналитического департамента «Альпари» Анна Кокорева считает, что участие в сделке Швейцарии и Катара дает надежду на доступ к технологиям, которые сейчас закрыты для «Роснефти» в связи с санкциями. Это может позитивно сказаться на добыче и разведке в стране и укрепит позиции «Роснефти» на внешних рынках, уверена она.

Главный аналитик «Телетрейд Групп» Олег Богданов считает, что санкции Запада практически перестают действовать.

— Результаты сделки абсолютно неожиданные и позитивные и для российских активов, и в целом для экономики. Нужно сказать, что вырастут инвестиции в среднесрочной перспективе, де-факто санкции Запада перестают работать, что позитивно повлияет на темпы роста экономики РФ в 2017 году, — сказал Олег Богданов.

Управляющий партнер Kirikov Group Даниил Кириков отмечает, что сделка была совершена на приемлемых для российской стороны условиях.

— Несмотря на то что общий размер вырученных средств будет несколько ниже рыночной стоимости акций, цена приватизированного пакета всё же превысила закрепленный нормативно минимальный показатель (711 млрд рублей против 710 млрд рублей). Важно помнить и о том, что еще в декабре 2015 года власти рассчитывали получить за счет сделки всего 500 млрд рублей, — резюмировал эксперт.

Читайте также
Прямой эфир