Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Гулкое эхо прошлого

15-летие проекта «Дискотека 80-х» отметили в столичном «Олимпийском» с советским задором
0
Гулкое эхо прошлого
Фото: пресс-служба ГПМ Радио
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Еще в начале своего пути, полтора десятилетия назад, идея ностальгического эстрадного фестиваля, придуманного руководителями «Авторадио», у некоторых экспертов музыкального рынка вызывала скепсис или иронию. Вроде XXI век на дворе, торжество «оцифрованой» реальности, стриминговых сервисов, время хип-хопа, дабстепа, бесконечных телешоу молодых вокалистов и вообще такого изобилия разнообразной современной музыки... Кому понадобятся в стадионном объеме «нафталиновые» поп-звезды эпохи холодной войны? Некоторые из них уже и со сцены-то фактически сошли.

Однако, создатели «Дискотеки 80-х» подобных сомнений не испытывали, упорно гнули свою линию и угадали. Внутри их проекта, а сейчас уже и вокруг него, время как-то потекло вспять. «Дискотека» оказалась не только живучей, но и мегауспешной. Считаные шоу в «Олимпийском» сопоставимы с ней по уровню зрительского интереса. Вот и ныне на юбилейную «Дискотеку», как на топовый футбольный матч, явились 30 тыс. человек.

К ним вышли артисты, которые и на заре нулевых уже были не молоды и не так чтобы актуальны. А сейчас некоторые из них, простите за бестактность, просто очевидные пенсионеры. Ну и что? Бодрая фонограмма, душевная улыбка, активный кордебалет, пестрый видеоряд на крупных экранах, а главное — вкус, знакомый с детства, то есть мелодии, с которыми в СССР сложно было разминуться, — и зрительский контингент счастлив.

На «Дискотеке» почти все поют хором. И всякий раз указывают организаторам фиесты, что не надо ничего усложнять. Вот всякие там эстетские штучки, требующие к тому же дополнительных промоутерских усилий: Пол Янг, Аманда Лир, Ким Уайлд или как сейчас, UB 40 — это не сюда. То есть народ их тоже готов «попробовать», но приходит на «Дискотеку», конечно, ради другого. Этот другой, по всей видимости, Юра Шатунов.

У меня была кощунственная надежда, что в юбилейной программе как-то обойдутся без него. Но ближе к финалу стало понятно, что без вечных опусов «Ласкового мая» тут никуда. Шатунов — некий тотем, своего рода квинтэссенция данного проекта. За 15 лет «Дискотека» обрела черты коллективного сеанса психотерапии. Основная часть ее публики приходит в «Олимпийский» не за музыкой и танцами, а ради погружения в некий транс.

Несколько часов люди путешествуют во времени и под заученные в детстве и юности мелодии следуют за своими иллюзиями, вспоминают и грустят о чем-то утраченном, чего, возможно, никогда в реальности и не было. Но им сейчас кажется, что было. И вот поверх этих дум и чувств несется эхо 1980-х. Открывавший 15-й фестиваль глава «Авторадио» Юрий Костин помянул даже ушедшего в мир иной Фиделя Кастро. И на такой «Дискотеке» это тоже было лыко в строку.

А потом понеслось: от «космического» инструментала латышского «Зодиака» до сохраняющей себя в тонусе Си Си Кетч — единственной в этот вечер артистки, которая выступала и на первой «Дискотеке» в 2002-м. Тогда рядом с ней были «Круиз» и «Машина Времени», «Аракс» и «Воскресение». Теперь — упомянутый Шатунов и Олег Газманов, «Веселые ребята» и Лев Лещенко.

Между Львом Валерьяновичем и Юрием Михайловичем Антоновым скромно так отпели три своих главных регги-хита UB-40 — основные, по сути, хедлайнеры феста. Вокалист группы Али Кэмпбелл на фоне световых инсталляций смотрелся как-то совсем миниатюрно, особенно когда позади него с экрана грянули бордовые струи и брызги под композицию Red red wine.

Зато другая изюминка программы — София Ротару уверенно победила масштаб декораций. Она начала с приснопамятного хита «Червона рута» на украинском, и тысячи голосов подпевали ей слаженнее любых бэк-вокалистов. Та же картина повторилась с темами «Лаванда» и «Луна, луна».

Отличного приема удостоилась и узбекская «Ялла». У Фаруха Закирова и его нынешнего состава вообще получился благородный заход. Прежде чем сыграть ожидаемый массами «Учкудук», группа исполнила известную «Последнюю поэму» Алексея Рыбникова на стихи Рабиндраната Тагора.

Больше подобной лирики на «Дискотеке» не звучало. Разве что когда седой, несколько усталый Тото Кутуньо в белоснежном костюме подошел к почти такому же белому роялю и спел свою L’Été indien, написанную для Джо Дассена, получилась еще одна сентиментальная остановка посреди народного веселья. Потом всё вернулось на круги своя. Через год ожидается 16-й раунд сего мероприятия. А тем, кто опоздал на юбилейное представление, всё повторят по федеральному ТВ в новогодние дни.

Прямой эфир