Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Свобода для бизнеса может подорожать

Верховный суд разъяснит новый порядок рассмотрения дел по «экономическим» статьям Уголовного кодекса
0
Свобода для бизнеса может подорожать
Фото: ТАСС/Артем Коротаев
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Верховный суд РФ планирует обобщить судебную практику при рассмотрении дел по «предпринимательским» статьям. 3 ноября пленум ВС обсудил проект соответствующего постановления, работа над которым может завершиться уже к середине ноября.

О необходимости укреплять доверие между властью и бизнесом, гарантировать его право на справедливую и беспристрастную защиту неоднократно говорил президент РФ Владимир Путин. Однако правоприменительная практика не всегда адекватна мерам, которые государство предпринимает для предотвращения необоснованного уголовного преследования бизнесменов. Такое мнение, в частности, озвучил замглавы ВС Владимир Давыдов на заседании пленума. Для обеспечения единства судебной практики по такой категории дел суд решил обобщить уже имеющуюся.

Освобождение предпринимателей может стать дороже 

Единства мнений, впрочем, в ходе заседания не оказалось. Спор между участниками, в частности, возник из-за идеи высшего суда ужесточить для бизнесменов условия, по которым их можно освободить от ответственности. Так, сейчас избавиться от уголовного преследования за «экономические» преступления небольшой и средней тяжести можно в связи с примирением сторон или деятельным раскаянием. Для этого потребуется возместить ущерб или нанесенный вред.

ВС рассматривает два варианта: либо оставить всё как есть, либо обусловить возможность освобождения от ответственности по этим основаниям не только возмещением ущерба, но и уплатой в бюджет его двукратного размера. Таким образом, бизнесмену, желающему добиться прекращения дела, придется вернуть деньги потерпевшему, а также заплатить в бюджет. Точных данных о том, для какого числа предпринимателей может подорожать избавление от уголовной ответственности, пока нет, однако известно, что в суды в год поступает порядка 2 тыс. дел в отношении бизнесменов.

В поддержку второго, наиболее жесткого варианта выступили Минюст и Генпрокуратура. Замминистра юстиции Михаил Гальперин считает, что более мягкий вариант нивелирует специальное основание для освобождения от ответственности (возмещение ущерба и уплата его двукратного размера в бюджет), поскольку бизнесмены будут стараться идти более «дешевым» путем — однократным возмещением ущерба и примирением. С этим согласен и заместитель Генерального прокурора РФ Владимир Малиновский, уточнивший, что «гуманизация не может означать всепрощенчество».

Чиновникам пытался оппонировать представитель правительства в высших судах Михаил Барщевский. По его мнению, единственным вариантом является невозможность установления дополнительных условий для прекращения таких дел по примирению сторон или деятельным раскаянием. В противном случае могут пострадать как потерпевшие, так и предприниматели.

— Обязательства бывают такими астрономическими, что их нет смысла гасить, — дешевле отсидеть, чем выплатить, — заявил Барщевский, напомнив, что человек может заработать гораздо больше на свободе, чем в тюрьме, и, таким образом, быстрее возместить ущерб.

Время появления умысла неважно

В новом постановлении ВС планирует указать судам, что преступления, предусмотренные новыми частями 5-7 ст. 159 («Мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств») всегда совершаются в сфере предпринимательской деятельности. Напомним, новые части в ст. 159 УК появились летом 2016 года с подачи кремлевской рабочей группы по мониторингу правоприменительной практики в сфере бизнеса, после того как решением Конституционного суда прекратила действовать специальная статья УК о предпринимательском мошенничестве (ст. 159.4).

Необходимость такого разъяснения зампред ВС Владимир Давыдов сегодня объяснял тем, что во время действия старой ст. 159.4 УК (до пяти лет лишения свободы) следователи возбуждали дела по «общей», более строгой статье о мошенничестве (159 УК — до 10 лет заключения), мотивируя это тем, что умысел для совершения преступления возник еще до заключения соответствующего договора.

— Хотя это может лишь свидетельствовать о мошенничестве, но никак не о сфере совершения преступления, — сказал судья.

Под преднамеренным неисполнением договора ВС предлагает судам понимать его «умышленное неисполнение полностью или частично с целью хищения чужого имущества». Умысел тоже должен подтверждаться, например, тем, что фигурант дела скрыл от участников договора информацию о неисполненных обязательствах по другим контрактам или потратил полученные деньги в личных целях, использовал фиктивные уставные документы и гарантийные письма.

Юристы поддерживают указание ВС, в котором говорится, что для квалификации действий в качестве «предпринимательского мошенничества», не имеет значения, в какой момент возник умысел его совершить — до или после заключения договора. Сейчас на практике умысел обязательно должен возникнуть до подписания бумаг.

— Этим пользовались недобросовестные лица, которые заключали договор, создавали видимость работы или видимость исполнения обязательств по нему, например, оплатив первоначальный взнос за товар, после чего различными способами выводили активы из организации-должника, — говорит руководитель уголовной практики BMS Law Firm Тимур Хутов.

По его словам, в результате добросовестный кредитор через некоторое время получал судебное решение и исполнительный лист о взыскании денег с организации-пустышки. При этом органы внутренних дел отказывали в возбуждении уголовного дела.

Хутов полагает, что конкретизация «послужит дополнительным рычагом для защиты прав потерпевших от действий недобросовестных лиц».

Адвокат Константин Савин из адвокатской консультации «Павлова и партнеры» обращает внимание, что это разъяснение, по сути, развивает постановление Конституционного суда РФ от 11 декабря 2014 года. В нем говорится о том, что криминализация действий, сопряженных с преднамеренным неисполнением договоров, направлена на защиту отношений собственности, так как исключает возможность ухода виновных от уголовной ответственности под прикрытием гражданско-правовой сделки.

Мнения разделились

Документ также одобрили представители Минюста, Генпрокуратуры. Но отдельные юристы-практики настроены скептично. Управляющий партнер бюро «Деловой фарватер» Роман Терехин говорит о том, что прорывных моментов в документе нет, в основном в нем отражена уже сложившаяся практика по различным вопросам и повторяются моменты, описанные в более ранних постановлениях пленумов.

Адвокат Константин Савин также считает, что проект «не является прорывным», а большинство положений пересказывают уже действующий текст норм закона, но другими словами и с небольшими дополнениями. 

А вот Михаил Барщевский, к слову, проект постановления пленума ВС в итоге поддержал.

- Я не поверил своим глазам, когда дочитал до конца, поняв, насколько сейчас должно стать лучше, - сказал полномочный представитель правительства в высших судебных инстанциях.

Прямой эфир