Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Объекты археологии очень легко уничтожить»

Главный археолог Москвы Леонид Кондрашев — о новом законе, который защитит древности от «черных копателей»
0
«Объекты археологии очень легко уничтожить»
Фото: РИА Новости/Сергей Пятаков
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Всё лето в рамках программы «Моя улица» в Москве проходили археологические раскопки, которые дали огромное количество нового материала. Но вместе с археологами за дело взялись и «черные копатели», наносящие огромный вред истории города и страны. С 1 ноября в Москве начало действовать новое постановление правительства города №710-ПП, регламентирующее работу с археологическими находками. О том, в чем его новшества и как теперь будут работать московские археологи, обозревателю «Известий» Олегу Фочкину рассказал главный археолог города, заместитель руководителя департамента по сохранению культурных ценностей Леонид Кондрашев.

— Что изменит новое постановление и чего еще в законодательном плане не хватает археологам?

— Произошли два крупнейших события с точки зрения совершенствования федерального законодательства. Первое — внесенные ранее серьезные поправки в базовый закон «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации», принятый еще в 2002 году. В частности, они касались «черных копателей». Для них теперь предусмотрена ответственность вплоть до уголовной за незаконные поиск и изъятие археологических предметов из мест залегания, а также за уклонение от обязательной передачи государству артефактов особой культурной ценности. Но когда еще действовал только федеральный закон, было много проблем с учетом объектов археологического наследия, обозначением некоторых терминов.

Закон говорит, что объект считается выявленным с момента обнаружения, но процедура никак в нем не прописана. И в этот узкий момент памятник или остается беззащитным, или мы получаем ложные обращения, поскольку для обнаружения таких памятников нужна определенная квалификация. И вот второе важное событие — принятие постановления, в котором этот пробел мы постарались восполнить: расширили терминологическую базу, определили, что процедуру может зафиксировать только квалифицированный археолог.

— То есть новое постановление ускорит присвоение статуса археологической находке?

— Да. Теперь прописано всё, что надо делать госслужащим, археологам, обычным гражданам, строительным организациям, если вдруг ими сделана археологическая находка.

Эта процедура расписана по дням. Она регламентирует достаточно оперативное реагирование нашего департамента и отражает существующие правовые реалии. Теперь мы в нашей повседневной работе можем опираться на этот документ. Это создает легитимность наших действий.

— Вы сказали, что теперь только археолог имеет право выявить археологическую находку. Что делать обычному человеку, если он нашел старинные артефакты?

— Главное — мы определили все признаки объекта археологического наследия. Фактически мы определили, как за три дня дать такому объекту охранный статус. Когда это делает профессиональный археолог — всё понятно. Мы проводим через департамент все необходимые документы и информируем строительную организацию, собственника и пользователя, что обнаружена такая находка и необходимо приостановление работ.

Но когда приходит обычный гражданин, мы создаем комиссию из специалистов, которая определяет степень ценности находки. А дальше уже запускается процедура работы профессионального археолога на этом объекте. Без постановления у нас бы просто не было легитимных оснований для такой работы.

А объекты археологии очень легко уничтожить. И недобросовестные строители, если они вдруг понимают, что им остановят работы, могут просто всё быстро закопать, пока никто ничего не видел.

— Они так и делают. Мне недавно рассказывали о найденном ружье времен Отечественной войны 1812 года, которое строители принесли своему начальству. Но им велели молчать и продолжать работы. Иначе они не успеют в срок сдать дом.

— К сожалению, такие случаи еще бывают, но мы стараемся с ними бороться.

— А с археологическими флибустьерами бороться будете?

— В ближайшее время мы проведем рейд, чтобы отловить копателей.

— Что собой представляют археологические пираты?

— Есть археологи, допускающие некоторые нарушения. Мы ведем с ними разъяснительную работу. Есть круг лиц, которые, по сути, сознательно идут на нарушение закона. Они ни в каком виде не являются археологами, даже в смыслах окрашивания. Поэтому я категорически против термина «черные археологи».

Давайте назовем их незаконные копатели. Их задача и побудительный мотив — охота за древними артефактами. Обладание этими артефактами в бескорыстном ключе или в меркантильном составляет их страсть, их всепоглощающее занятие и время. К ним тоже нужен двоякий подход. Понятно, что проще бороться с теми, кто копает из меркантильных соображений, а потом ищет перекупщиков или конкретных покупателей. Но они нарушают историческую информацию, принадлежащую нам всем.

А тех людей, которые занимаются любительскими раскопками из любви к археологии, мы пытаемся ориентировать на контакт с нашими археологами, с теми, кто является знатоками и профессионалами. Любители в итоге выполняют роль не кархеологов, ведущих исследования, а высокопрофессиональных рабочих, способных с помощью металлодетектора определить возможное нахождение металлических предметов, а затем уже вместе с археологом аккуратно раскапывать, так, чтобы не навредить памятнику.

— В этом году шли активные раскопки в рамках программы «Моя улица». Где еще будут вестись изыскания?

— Мы уже определились со «Стрелкой», где точно будут проходить раскопки. В частности, Замоскворечье, но не только исторический центр города, но места расположения бывших сел, вошедших в состав Москвы.

Прямой эфир