Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Председатель Верховного суда Российской Федерации Вячеслав Лебедев на прошедшем в Москве Совете судей озвучил предложения по реформированию законодательства. Если эти инициативы будут приняты, то, по моему мнению, большинство из них позитивно скажется на судопроизводстве.

Одно из предложений Лебедева состоит в том, чтобы органы, принимающие законодательные акты, доказывали их соответствие действующему законодательству. Это облегчит доступ к правосудию многим гражданам, оспаривающим тот или иной нормативный акт в судебном порядке. До настоящего времени любой чиновник может принять любой акт, даже не удосужившись проверить его на соответствие федеральному и региональному действующему законодательству, полагая, что если кого-либо он не устроит, то пусть этот гражданин побегает по судам, пытаясь доказать несоответствие акта закону. Если же предлагаемые председателем Верховного суда поправки в Гражданский кодекс будут приняты, то теперь уже чиновнику, принявшему незаконный акт, придется изрядно попотеть в суде.

Можно только поприветствовать и инициативу председателя ВС о расширении перечня требований, по которым судьей может быть выдан судебный приказ.

Для тех, кто не знает, что такое судебный приказ как таковой, поясню: в Гражданском процессуальном кодексе РФ предусмотрен в том числе и такой вид судопроизводства, как приказное производство. Судебный приказ — это судебное постановление, вынесенное судьей единолично на основании заявления о взыскании денежных сумм или об истребовании движимого имущества от должника по требованиям, предусмотренным ГПК РФ. Для упрощения и, самое главное, ускорения получения судебного решения по конкретному делу гражданин может вместо обращения в суд с исковым заявлением, которое предусматривает длительное судебное разбирательство по делу, обратиться в суд с заявлением о выдаче судебного приказа.

Перечень требований в ст. 122 ГПК РФ весьма ограничен. Вот именно это ограничение и предлагается расширить. Кроме того, уже сейчас судебный приказ является одновременно исполнительным документом и приводится в исполнение в порядке, установленном для исполнения судебных постановлений.

Другая крайне важная тема — это вопросы, касающиеся избрания меры пресечения в отношении подозреваемых и обвиняемых по так называемым «предпринимательским» уголовным делам.

К сожалению, не редкость, когда фигурантами таких уголовных дел становятся добросовестные предприниматели, которые в силу стечения обстоятельств, по объективным причинам не смогли выполнить взятые перед заказчиком на себя обязательства. Например, предприниматель обязался поставить заказчику товар из-за границы под заказ, да еще на большую сумму денег. Заключил договор с иностранным поставщиком на поставку товара, перечислил ему денежные средства, а товара не получил. Причины могут быть разными: обман иностранным поставщиком, банкротство иностранного поставщика и т.п. В итоге заказчик требует от предпринимателя обратно деньги, а тот не может их вернуть, так как их у него уже нет.

Заказчик бежит в полицию с заявлением о мошенничестве. Результат — возбужденное уголовное дело и избрание меры пресечения в отношении предпринимателя. Это стандартный сценарий большинства уголовных дел по так называемым предпринимательским статьям. Очевидно, что большинство мер пресечения в виде заключения под стражу инициируется сотрудниками следственных органов не с целями, для которых в соответствии с УПК РФ такая мера пресечения избирается, а с целью оказать давление на предпринимателя. Ведь кто-то из предпринимателей может, поддавшись на уговоры следователя, признать себя виновным в том, чего он в действительности и не совершал.

Запрет на избрание в отношении обвиняемых по предпринимательским статьям меры пресечения в виде заключения под стражу даст возможность предпринимателям более эффективно защищаться и отстаивать свое доброе имя.

Что касается высказанных председателем Верховного суда планов по реформированию УПК РФ, то, по моему мнению, действующий в настоящее время Уголовно-процессуальный кодекс отвечает современным требованиям и задачам уголовного судопроизводства. Беда, однако, в том, что далеко не всеми должностными лицами, имеющими непосредственное отношение к уголовному судопроизводству, этот кодекс соблюдается. Иногда, чтобы заставить того или иного следователя или судью надлежащим образом исполнить требования УПК РФ, приходится пройти через несколько судов. Так что, прежде чем что-либо реформировать, необходимо сначала заставить тех лиц, для которых эти законы написаны, сделать элементарное — исполнять их. И только добившись этого, можно думать о том, как эти законы совершенствовать. Какая разница для простого гражданина, будет тот или иной чиновник игнорировать Уголовно-процессуальный кодекс, состоящий из 475 статей или состоящий из 999 статей?

Ну а то, что в последние 15 лет в УПК РФ внесено более 200 изменений, скорее всего говорит не о несовершенстве этого кодекса, а, напротив, о том, что его недостатки, выявляемые в процессе его применения, устраняются в соответствии с обновленной судебной практикой и новыми реалиями нашего общества.

Автор — почетный адвокат России, председатель президиума коллегии адвокатов «Союз московских адвокатов»

Все мнения >>

Прямой эфир