Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Международные рейтинги России растут, и это можно считать признанием стабильности российской банковской системы, которая, в свою очередь, стала возможной во многом благодаря политике Центрального банка. Которую оценивают очень по-разному. Вопросы главным образом вызывает стратегия, нацеленная на сокращение числа банков.

Одни видят в этом бессмысленную и беспощадную финансовую зачистку, лишающую нас кредитного разнообразия. Другие соглашаются с тем, что России не нужно так много банков. На старте политики ЦБ в 2013 году их было около 1 тыс., из них 150 — с сомнительной репутацией. Сейчас в стране на 284 банка меньше, и, по сведениям Эльвиры Набиуллиной, сомнительных банков осталось не более 10. Это не означает, что почти все слабые банки с рынка уже ушли. Сокращение числа банков продолжится.

Слабость банков проверяется не только плановой диагностикой ЦБ, но и обстоятельствами. 

В 2014–2015 годах эти обстоятельства были на редкость суровыми. Падение мировых цен на нефть соединилось с ослаблением рубля и снижением заработной платы граждан. Это сделало плохими множество кредитов в портфелях банков. Выяснилось также, что политика немалой части банков была откровенно авантюристской.

В этой ситуации в России мог бы разразиться острейший банковский кризис. Но его не произошло. Он был упрежден. Ситуация осталась под контролем.

В преддверии мирового кризиса наша банковская система была выстроена в свободном духе капитализма XIX века. Банков было много. Работали они вольно и по старой русской традиции зачастую ориентировались на быстрое получение сверхприбыли. Анализ процессов в экономике даже в крупных кредитных учреждениях был поставлен плохо. Однако после первой волны кризиса 2008–2009 годов мало что изменилось. Острая фаза миновала, и все вздохнули с облегчением. В стране активизировалось жилищное строительство, выдавалось множество ипотечных и потребительских кредитов. Немаловажным было и оживление на фондовом рынке, и открытие новых возможностей для финансовых спекуляций. Банки играли во все игры, в какие только могли.

Вторая волна кризиса начала вызревать у нас уже в 2011–2012 годах. В 2013 году ЦБ уже должен был перейти от пробного отзыва лицензий к широкому применению этой политики. 2016 год оценивается экономистами как сравнительно спокойный: мировые цены на сырье выросли, рубль укрепился, даже фиксируется некоторое повышение рублевых заработков граждан. У потребителей прошел двухлетний шок. При этом брать кредиты более осмотрительно граждане не стали. Накопились с прошлых лет проблемы с долгами и у простых россиян, и у бизнеса.

Неудивительно, что в 2016 году ЦБ отозвал лицензии аж у 74 банков. Эта мера фактически является предотвращением банкротства. Она также изменяет финансовую карту России. Позиции крупных, проверенных временем и штормами кризиса банков усиливаются. 

Кредитная система страны постепенно утрачивает первобытную рыночную анархию. Более ясным становится функционал банков. Естественно, отзыв лицензий провоцирует немалую критику. Но, с другой стороны, видно, что банковская система страны в последние годы смогла избежать потрясений в духе 1990-х годов со всеми негативными последствиями для экономики. Вкладчики не безупречно, но были защищены государством.

Однако даже 700 банков для России много. Контролировать такое количество кредитных институтов сложно, тогда как многие из них не выполняют должным образом своей экономической функции. Вместо кредитования предприятий и потребителей они отмывают деньги, ведут авантюрные спекуляции, выводят капиталы на сторону, фабрикуют отчетность и иным образом нарушают законы. 

Банкротство таких банков, быть может, сейчас кажется маловероятным. Но мировой кризис не закончился, и очередной шторм на рынках может к этому привести. В результате пострадает доверие ко всей кредитной системе.

После 1990-х доверие к банкам в России возвращалось тяжело. А подорвать его несложно. И без того вторая волна мирового кризиса и отзыв лицензий вызвали у граждан некоторую настороженность, которую удалось снять благодаря разъяснениям по страхованию вкладов. Но переток вкладов к крупнейшим банкам произошел. По мере того как ЦБ отзывал лицензии многих банков, учились как вкладчики, так и банковские управленцы.

Насколько менеджмент российских банков готов к новым неожиданностям на мировом рынке, мы сможем судить позднее. Пока же необходимо помнить, что запас сюрпризов от кризиса далеко не исчерпан: непростой остается ситуация в американской и китайской экономиках, в ЕС после всплеска оптимизма 2014 года положение ухудшилось. Это может привести к падению курса ценных бумаг, снижению сырьевых цен и разорению многих компаний, занятых производством, торговлей и финансовой деятельностью.

Проблема для российских банков на внутреннем рынке — перегруженность граждан долгами. Немалая часть их получена у микрокредитных организаций. Проценты по ним огромны, что страхует микрокредитные фирмы, но разоряет граждан. И если у них есть обязательства перед банками, то они могут потерять возможность платить по ним. Ограничение ставки кредита, таким образом, становится насущной задачей поддержания банковской стабильности. Необходимо, чтобы микрокредиторы не могли назначать проценты произвольно: их ставки должны быть привязаны к ставке ЦБ, как это сделано для банков.

Стабилизация в российской экономике позволяет ЦБ оценить число «хромых» банков всего в 10. Обсуждается введение градации, которая отделит местные и крупные банки, определив для первых границы деятельности (например, кредитование малого и среднего бизнеса) и снизив риск для банковской системы страны. Однако повторимся — мировой кризис может принести нам новые сюрпризы. Потому новый шторм на рынках должен будет выявить новых слабых игроков, и, по всей вероятности, куда как больше десяти. Но метод решения проблемы опробован.


Автор — руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений

Все мнения >>

Прямой эфир