Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Вий»: смотреть нельзя слушать

Текстам Гоголя в Театре на Таганке предпочли рок-н-драму
0
«Вий»: смотреть нельзя слушать
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Театр на Таганке представил первую премьеру на Основной сцене, открывшейся после реконструкции. Это рок-н-драма «Вий» по мотивам одноименной повести Николая Гоголя в постановке молодого режиссера Александра Баркара.

Создатели честно предупредили зрителей, что чистого гоголевского хоррора они не увидят. Да и в программке кроме Николая Васильевича значится еще один автор — Веня Д’ркин (Александр Литвинов), поэт, рокер, скончавшийся в 1999 году. Именно его поэзия натолкнула режиссера Баркара на создание нового жанра — рок-н-драмы. По его мнению, есть в стихах Вени и рок как музыкальный жанр, и рок как судьба. Актер и музыкант театра Александр Марголин вместе с участниками рок-группы Adaen поработал над музыкой к постановке — получился «рок-Вий». 

Сценография сразу готовит зрителя к музыкальному перформансу. Выкрашенные в черный цвет арфы, контрабасы и фортепиано подвешены на тросах. Валторны, трубы, флейты расположены в центре композиции. Музыкальную инсталляцию дополняют электрогитары, барабанная установка и синтезатор.

Режиссер решил не населять спектакль многочисленными гоголевскими персонажами. Оставил лишь Панночку (Александра Басова), Хому Брута (Филипп Котов) да трех казаков.

Художник Александра Карпейкина, создавая образы героев, также не привязывалась к классику. Хома Брут в свитере и рваных джинсах больше напоминает мушкетера с модными усиками и бородкой. Да и трое казаков — Явтух (Василий Уриевский), Дорош (Теймураз Глонти) и Спирит (Александр Марголин) — не похожи на украинских хлопцев: кафтаны без рукавов в пол, хипстерские брюки, модные сандалии.

Казаки попеременно принимают образы мудрецов, хулиганов и провокаторов. Подталкивают Хому к гибели, приговаривая: «Не можно человеку без чуда жить». И то и дело поют оду горилке. Что до текстов, которые пропеваются, то понятно, что Веня Д’ркин не писал их к рок-н-драме. Это стихи разных лет, временами удачно ложащиеся на содержание, а порой не попадающие в тему. 

Часть визуальная превосходит содержательную. Актеры прекрасно двигаются и поют. Панночка Александры Басовой — настоящая ведьма-соблазнительница. Танцует вокруг Хомы, запрыгивает на него, втягивает в свои акробатические экзерсисы. «Все бабы ведьмы!» — резюмируют казаки, глядя на это. Как говорит режиссер спектакля, «Вий» — история большого искушения, в котором искусительница в итоге становится жертвой.

Процесс искушения сопровождает отличная световая партитура Максима Фомченкова. Он освобождает героев от реквизита. Хома Брут не очерчивает вокруг себя меловое кольцо, это сделано с помощью софитов. И героиня не укладывается в гроб, а словно парит в воздухе, выхваченная лучом света. 

Атмосферу хорорра поддерживают люки по периметру сцены, сквозь решетки которых валят клубы дыма. Образ церкви создается подсвеченными изнутри музыкальными инструментами. Вий так и не появляется. Он вселяется в Хому Брута, который в финале произносит: «Поднимите мне веки...» 

 Ближайший спектакль — 25 октября

«Вий»: смотреть нельзя слушать​​​​​​​

Прямой эфир