Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Гюлен «объединил» Турцию

Жители Анкары боятся, что военный переворот ввергнет страну в такой же хаос, как в Сирии
0
Гюлен «объединил» Турцию
Фото: TASS/AP/ Hussein Malla
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Через три месяца после того, как Турция пережила попытку военного переворота, в Анкаре уже почти ничто не напоминает о кровавых событиях июльской ночи, однако жители столицы до сих пор активно обсуждают их. Пока турецкие власти охотятся на сторонников опального проповедника Фетхуллаха Гюлена, проживающего в Пенсильвании, и требуют его экстрадиции, простые жители призывают к суду над путчистами и обвиняют США в пособничестве гюленистам.

И политики, и рядовые турецкие граждане в один голос говорят: 15 июля 2016 года стало поворотной точкой в истории страны. Тогда на улицы турецких городов, где развернулись основные события, вышли  люди разных политических взглядов. Многие из них вышли не на защиту президента Реджепа Тайипа Эрдогана, правящей партии, существующего режима. Главное, что ими руководило, когда они услышали первые выстрелы и гул истребителей над Анкарой, — это страх перед хаосом.

— Был обычный вечер. Я с женой и ребенком прогуливался в парке, когда мы услышали стрельбу. Я отвел семью домой, а сам вернулся на улицу. Я почувствовал, что происходит что-то страшное. Когда я увидел военных, которые призывали людей разойтись и сообщали, что происходит переворот, было ощущение, что мы становимся свидетелями не путча, а настоящей оккупации. Я получил ранения в грудь и бедро. Если бы такое произошло снова, я не колеблясь снова бы вышел против захватчиков. Я выступил против военных не за президента, в тот момент я думал только о своей семье, о стране. Это было единение всего населения Турции. Даже курды вышли на улицу! Вы видели, что происходит в Сирии? Я боялся, что у нас начнется нечто подобное. Но мы не допустили этого и готовы снова закрыть родину собой, — поделился воспоминаниями с корреспондентом «Известий» 27-летний Муаммер Полад.

По его словам, тот день показал ему, что за путчем стоят те же люди, «которые хотели поссорить Турцию с Россией», что «Москва — настоящий друг Анкары», а «за гюленистами стоит ЦРУ, иначе почему США отказываются выдавать Гюлена?». Похожее мнение «Известиям» высказал и другой участник тех событий — бывший госслужащий, а ныне пенсионер 62-летний Рыфат Озер.

— Гюленисты поддерживаются США — это ясно. Для такого переворота необходима подготовка, поэтому без иностранной поддержки дело не обошлось. Я подумал, а кому это выгодно? Точно не Азии и не России. Я считаю, что к этому причастны США, Великобритания, Израиль и Германия. Даже кандидат в президенты США Дональд Трамп открытым текстом заявляет, что за созданием «Исламского государства», «Аль-Каиды» (обе террористические группировки запрещены в России. — «Известия») стоит Барак Обама. По моему мнению, это подтверждает мои догадки, — сказал он.

Пострадавшие в ту ночь говорят, что не требуют мести путчистам — особенно военным, которые выполняли преступный приказ. По их словам, суд над ними должен быть максимально открытым. Участники событий рассказывают, что сейчас в Турции возбуждено огромное количество судебных дел — как со стороны государства, так и со стороны частных лиц. Потерпевшие надеются на компенсацию и справедливое наказание для бунтовщиков.

В парламенте Турции между тем полным ходом идут ремонтные работы. 15 июля здание подверглось обстрелу с самолета. Развороченная бетонная стена — живое напоминание о тех событиях. Как рассказали «Известиям» депутаты, в скором времени ремонт в здании закончится, но пробоину от бомбы, которую обильно заливал дождь, образовывая лужи посреди коридора, решено было оставить, «чтобы помнили».

Турецкие депутаты  не выступали с открытой критикой других стран за поддержку гюленистов. Однако недовольство отказом США экстрадировать Гюлена высказывали.

Например, член Народно-республиканской партии Мустафа Али Балбай, отсидевшй пять лет в турецкой тюрьме за антиправительственную деятельность, на вопрос: «Почему США не выдают Гюлена?» ответил: «Гюлен у себя дома. Это часть американской политики. Он — марионетка США».

Зампред фракции правящей Партии справедливости и развития Мехмет Наджи Ботсанджи хотя и был более деликатен в выражениях, заверил, что если США не выдадут проповедника, то «турецкий народ восстанет».

А зампред фракции партии Националистического движения Эркан Акчай выразил мнение, что если Вашингтон откажет в экстрадиции Гюлена, то не только турецкое, но и мировое общественное мнение этого не поймет. Он добавил, что «Гюлен не имеет ценности для Америки».

По мнению советника премьер-министра Турции Мехмета Акарджи, Вашингтон вряд ли передаст проповедника Анкаре, «потому что вскроется много фактов, которые не устроят США». Он подчеркнул, что это его личное мнение, а не позиция руководства. Вспоминая события мятежа, Мехмет Аркаджа подчеркнул мужество турецкого народа, рассказав, как некоторые турки ложились под танки, пытаясь помешать их движению. 

С особенным волнением переворот вспоминают на телеканале TRT. Именно этот канал путчисты использовали для обнародования своей декларации, заставив журналистов под дулом автоматов выйти в эфир. По словам сотрудников TRT, в здание ворвались около 100 военных, которые положили людей на пол и заявили, что власть в стране переходит в их руки. Как рассказали российским журналистам турецкие коллеги, всего на TRT работает примерно 9 тыс. человек, из них 312 отстранены от работы из-за связей с гюленистами, и еще около 1 тыс. человек по этой же причине могут лишиться работы на телеканале.

В целом все собеседники «Известий» отмечают, что Анкара довольно быстро вернулась к мирной жизни. Однако те события оставили серьезный след в истории страны и стали «поворотной точкой». Сейчас в уличных киосках, в холлах отелей, на парковках, в парламенте, в МИДе и любом другом месте турецкой столицы, когда речь заходит о перевороте, все в один голос повторяют — «гюленисты» и «единство народа Турции».

Сопротивление военным действительно не было акцией в защиту действующего режима или выражением преданности лидеру страны Эрдогану. Конечно, было много и тех, кто вышел отстаивать своего президента. Однако основной посыл, который двигал людьми, заключался в желании «не допустить анархии и отстоять демократию».

Прямой эфир