Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Таможенный союз, несколько позже трансформировавшийся в ЕАЭС, редко попадает в фокус внимания СМИ. При этом очень многие сферы жизни, например порядок ввоза товаров и валюты, стандарты для товаров и услуг, постепенно перестают регулироваться на национальном уровне. Решение этих незаметных, но важных для каждодневной жизни вопросов переходит на наднациональный уровень.

Финансовая сфера тоже переживает трансформацию — согласно договору о создании ЕАЭС, к 2025 году должен быть сформирован единый регулятор финансовых рынков, базирующийся в Казахстане. При этом конкретные детали процесса и его цели не были определены.

Объединение финансовых рынков может проходить по разным моделям и с разными результатами для финансовой стабильности. Еврозона, интегрировавшая валютные системы, но не надзор за финансовыми структурами, с 2010 года страдает от негативных последствий провалов в банковских системах стран Южной Европы. Постепенная интеграция финансового надзора сталкивается с большими трудностями. При этом Северная Америка и Юго-Восточная Азия достаточно плотно интегрировали биржи, но регулирование и валютная система остались за национальными властями.

Процесс гармонизации финансовых систем сам по себе довольно медленный, и сейчас самое время решить ряд ключевых вопросов будущей ЕврАзЗоны.

Во-первых, это вопрос о возможном валютном и банковском союзе. Решение о полной интеграции вряд ли будет принято — слишком разные параметры экономической политики, уровень инфляции и политики национальных банков. Кроме того, с учетом доминирующего положения России (около 90% совокупного ВВП и объема банковской системы и оборотов фондового рынка) даже для Казахстана и Белоруссии это будет означать вступление в рублевую зону, что не пойдет на пользу ни им, ни России.

Опыт еврозоны должен быть предупреждением. Поэтому вряд ли в наших карманах захрустят новые алтыны или союзные рубли — регулярные публикации о предстоящих заменах в СМИ уже много раз оказывались утками.

При этом процесс гармонизации рынков, во главе которого встали национальные биржи и центральные банки, набирает темп. Уже более половины расчетов во взаимной торговле ЕАЭС производится в национальных валютах  — как правило, в рублях.

Отметим, что  «запретов доллара» не понадобилось — для перехода на взаиморасчеты в национальных валютах оказалось достаточно более удобной инфраструктуры для торговли и растущего объема оборотов. Эта тенденция, если регуляторы не допустят серьезных ошибок, скорее всего сохранится.

Во-вторых, это полномочия нового регулятора. Банковские системы стран ЕАЭС устроены довольно разнообразно, в Белоруссии до сих пор не создан мегарегулятор, не больше единообразия в страховом и пенсионном секторах. При этом и российский, и казахстанский центральные банки активно переходят на новые модели надзора за рынками.

Интеграция надзора потребует еще одного раунда глубоких реформ и передачи полномочий, что вряд ли своевременно. А вот гармонизация правил, подхода к рискам и оценке устойчивости банков, применение одинаковых мер к институтам, работающим в нескольких странах ЕАЭС, и их «дочкам» — это скорее всего и станет магистральным путем. Предстоит совместная работа регуляторов и финансистов наших стран над правилами, применением, созданием механизмов разрешения конфликтных ситуаций, чтобы избежать ущерба для экономик.

В-третьих, стоит ожидать большего единства финансовых рынков для рядовых потребителей. Российское ОСАГО должно без покупки дополнительных полисов действовать в Казахстане и Белоруссии, россияне должны иметь возможность покупать казахстанские паевые фонды, а белорусы — формировать пенсионные накопления в российских НПФ. Открытие депозитов россиянами в Белоруссии, где ставки существенно выше, но и уровень страховки вкладов ниже, а доходы облагаются налогом, — достаточно частое событие. Но белорусские банки пока не могут открывать свои отделения в России, а белорусские граждане пока не имеют возможности без проблем брать кредиты в России.

Вполне возможно, что через несколько лет такая возможность появится, но при этом должны быть созданы механизмы предупреждения кризисов (вспомним хотя бы крах исландских банков, собиравших вклады в Нидерландах и Великобритании и отказавшихся платить страховку «чужим»), повышения финансовой грамотности населения, а также снижения валютных рисков. В России этой теме уделяется много внимания, у соседей — меньше. А между тем для единого рынка необходимы и единая защита прав потребителей финансовых услуг, и единообразные стандарты раскрытия информации финансовыми институтами.

Выработка решений уже началась. На днях представители Евразийской экономической комиссии, регуляторы, представители банков и фондов, ученые собрались на обсуждение этих проблем на экономическом факультете МГУ. И скорее всего такие встречи станут регулярными.

Автор — доцент НИУ ВШЭ

Все мнения >>

Прямой эфир