Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Муфтий Сирии: после амнистии бывшие боевики начинают служить в армии

Шейх Ахмад Бадр эд-Дин Хассун рассказывает о развитии конфликта в стране
0
Муфтий Сирии: после амнистии бывшие боевики начинают служить в армии
Фото: ТАСС/Валерий Шарифулин
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Верховный муфтий Сирии шейх Ахмад Бадр эд-Дин Хассун рассказал корреспонденту «Известий» о своем видении причин кризиса в стране, перспективах урегулирования конфликта, возможностях для боевиков вернуться к мирной жизни и ситуации в Алеппо.

— Некоторые полагают, что сирийский кризис является войной между суннитами и шиитами, другие характеризуют его как внешнюю агрессию. Какова ваша позиция на этот счет?

— В Сирии никогда не велась межрелигиозная или межконфессиональная война среди местного населения. Примером такой войны можно назвать походы крестоносцев. Что касается Сирии, то здесь в одном квартале могут жить христиане, сунниты и шииты. Каждый верит в Бога так, как он считает нужным. И это делает нашу страну большой семьей.

Конфликт же объясняется тем, что наша страна стала ближневосточными воротами для России, а потому противники (Москвы. — «Известия») хотят заполучить Сирию и использовать ее в своих экономических интересах. То есть внешне эта война выглядит как межконфессиональная рознь, но в ее основе лежат экономические и политические мотивы. Подобный пример мы уже видели некоторое время назад в Ливане (гражданская война 1975–1990 годов. — «Известия»), когда христиане сражались против христиан, а мусульмане против мусульман.

— В самом начале сирийского кризиса власти страны столкнулись с проблемой, когда многие имамы во время проповедей в мечетях призывали прихожан участвовать в антиправительственных демонстрациях и даже вести вооруженную борьбу. Были ли предприняты какие-то шаги по противодействию этому?

— На самом деле все те, кто призывал вести войну в Сирии и сражаться против властей, уже находятся за пределами страны. Те же, кто пытался успокоить ситуацию, по-прежнему находятся здесь. И я — один из таких людей. Более того, сейчас многие бежавшие из Сирии обращаются к нам с просьбой о прощении, поскольку хотят вернуться обратно.

Мы им всегда рады, но с одним условием: они должны открыто признать, что действовали ради Сирии, но были введены в заблуждение, вследствие чего их деятельность была направлена не просто на смену режима, а на уничтожение сирийской государственности. Нужно напомнить, что президент Башар Асад трижды объявлял о всеобщей амнистии и каждый, кто готов был отказаться от вооруженной борьбы и вернуться к мирной жизни, мог воспользоваться этой возможностью.

— И все-таки, несмотря на объявления амнистии, в Сирии продолжается вооруженная борьба. Есть ли в таком случае место для политического урегулирования конфликта в стране?

— Для этого все возможные шаги предпринимает Россия, которая создала Центр по примирению враждующих сторон. Я не раз встречался с его представителями и обсуждал ситуацию. Вместе с тем в Сирии, к сожалению, действуют сотни группировок, которые не являются самостоятельными и получают приказы из Саудовской Аравии, Катара, США и некоторых других стран. Эти группировки не настроены на урегулирование конфликта, и даже если бы и были, их уничтожили бы их же союзники.

Как бы то ни было, мы призываем этих людей складывать оружие и готовы оказать им необходимую поддержку. И примеры, когда такое происходит, уже есть. Бывшие боевики либо возвращаются к мирной жизни, либо становятся офицерами в правительственной армии. Например, недавно такое произошло в Дераа. Я лично их принимал. Все, кто согласились сложить оружие, вернулись к своей довоенной деятельности либо пошли на службу в войска.

— Сейчас многие западные СМИ пишут о сложной гуманитарной ситуации в Алеппо…

— Мы приглашаем всех заинтересованных приехать в Алеппо и увидеть всё собственными глазами. Такие же слова мы слышали в Дарайе, Кусейре, Хомсе и других местах. Всякий раз, как боевики начинают проигрывать, их спонсоры устраивают в ООН, Совете Безопасности, а также в СМИ настоящую истерику. При этом если приехать и посмотреть на ситуацию на месте, то можно увидеть, что тот или иной город живет своей жизнью.

Что касается Алеппо, то нам удалось за последние три месяца открыть и возобновить свыше тысячи различных производств. И это только после того, как оттуда удалось выбить террористов, которые, захватывая те или иные территории, сразу же останавливают работу заводов и мастерских, закрывают школы и выгоняют людей. Простая статистика: 70% сирийских беженцев в Европе покинули свои дома, спасаясь от боевиков.

Прямой эфир