Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Неужели мой папа не заслужил даже права на могилу?»

Поздние поиски ежегодно лишают шанса на спасение 93 тыс. человек, пропавших без вести. Среди них — метеоролог Игорь Недоспасов, три недели назад не вернувшийся домой
0
«Неужели мой папа не заслужил даже права на могилу?»
Фото: РИА НОВОСТИ/Александр Кряжев
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

59-летнего Игоря Недоспасова, начальника труднодоступной метеостанции Усть-Камо, что в Эвенкии Красноярского края, пропавшего 20 сентября, вряд ли уже найдут, считают в крае. Ночью в тех местах доходит до минус 15, на речке уже появился лед, и шансы выжить в таких условиях тают с каждой минутой. Мария Недоспасова, дочь метеоролога, говорит, что у отца были бы шансы на спасение, если бы его вовремя начали искать. Но прошло почти две недели, прежде чем на поиски метеоролога отправили вертолет, а его родственникам для этого пришлось жаловаться на бездействие спасателей в администрацию президента и развернуть активную кампанию в соцсетях.

Скорее всего, Игорь Недоспасов пополнит собой печальную статистику ненайденных, говорят специалисты. В прошлом году, по данным МВД, в России пропали без вести 93 тыс. человек, и о 51% из них до сих пор нет никаких сведений. По мнению экспертов, из-за нежелания грамотно и максимально эффективно заниматься розыском людей, пропавших в природной среде, государство таким образом лишает их базового права — права на жизнь.

«Неужели мой папа не заслужил даже права на могилу?»​​​​​​​

«Помогите найти моего отца!» — написала дочь пропавшего Мария Недоспасова в петиции на сайте Change.org. «Это не первый случай в данных краях, когда МЧС решает, спасать людей или нет! Это становится безжалостной закономерностью, — утверждает женщина. — Прошу подписать данную петицию, ведь максимум откликов могут заставить полицию и МЧС работать! Иначе какой смысл в данных службах? Почему они прожирают наши деньги, бездействуя?» Под этой петицией стоит уже почти 220 тыс. подписей.

Эвенкия сравнима по территории с Турцией и Чили, но у нас это практически безлюдная земля. По данным последней переписи, там проживают 15,5 тыс. человек, или три жителя на сотню километров. От таежной метеостанции Усть-Камо до ближайшего поселка Куюмба, где есть магазины и почта, больше 50 км на лодке. 19 сентября Игорь Недоспасов пошел на моторке в Куюмбу, чтобы отвезти отчет на почту. Он купил домой продукты и водку и в тот же день отправился назад. 

— В поселке из-за пожаров в тайге было нечем дышать, стоял смог, вертолеты вообще не летали, и даже большие самолеты из Красноярска вылететь не могли, — рассказала «Известиям» глава поселка Куюмба Надежда Васильева.

Недоспасов торопился на метеостанцию, потому что ждал из отпуска жену Татьяну — она возвращалась из Саратова, где два месяца гостила у сына и дочери. Но Татьяна не могла прилететь как раз из-за смога. На Усть-Камо она появилась лишь 23 сентября — в тот же день охотник с сыном в 15 км выше поселка нашел моторку Недоспасова. Открытые консервы, пригубленная бутылка, заглушенный мотор. То, что лодку метеоролога обнаружили так быстро, в общем-то большая удача — Подкаменная Тунгуска обмелела и охотники не хотели лишний раз выходить на реку, чтобы не повредить моторы. Но из-за пожаров выгорело много заимок, и надо было проверить, всё ли в порядке.

«Неужели мой папа не заслужил даже права на могилу?»

— Мы дважды попытались пройти по реке и застревали на середине, — говорит и.о. начальника полиции района Анатолий Коньков. — Где смогли — обследовали берега, сообщили всем, что пропал человек. Проверили избушки — у нас так заведено, чтобы в них всегда был запас продовольствия на случай, если вдруг кто заблудится. Но никаких следов в тайге мы не обнаружили.

Потом полицейские нашли моторку с водометом и добрались до самой метеостанции. 

— Когда человек сам причаливает, то он вытягивает лодку, чтобы она не уплыла. А ее будто прибило к берегу. Но никаких повреждений нет, мотор заглушен, — рассказали они Татьяне. — Игорь, наверное, случайно выпал из лодки, а залезть самому, при полной амуниции, невозможно, сами же знаете. Тело, скорее всего, могло вынести на берег, а там звери.

— Медведей у нас правда много — вышел за околицу, вот и тайга, — замечает Васильева. — А на реке, случись что, одному не выжить — она не прощает ошибок, у нас это все знают.

На прошлой неделе в другом поселке, Байкит, годовалый медведь напал на двух охотников, вывозили их санавиацией, один из пострадавших до сих пор находится в реанимации. Авиаотряд МЧС с вертолетами в Красноярском крае есть, но до места пропажи Недоспасова от его базирования больше тысячи километров лететь. 

Метеоролог Недоспасов был четвертым охотником, который пропал в районе с начала года, после него на речке сгинул еще один.

— Три лодки шли, две чуть оторвались, оглянулись — а на третьей уже нет человека, выпал, видать. Его искали, да толку ноль, — объясняет Коньков. — Лет пять назад искали другого рыбака — и рыбу, пойманную им, уже подтухшую, нашли, и лодку, а от него самого даже следов не осталось. Так что тело можно вообще не обнаружить, а можно — лишь через год. А если сильно повезет, то и весной, когда сойдет лед. Но зачастую тела уносит за тысячу километров вниз по реке.

Грибников и охотников с вертолетами ищут очень редко, подтверждают в крае. Благодаря петиции, написанной Машей, дочерью пропавшего Игоря, и жалобам в администрацию президента 7 октября вертолет всё-таки подняли в воздух, и он дважды на сверхнизкой высоте пролетел над рекой. Вода была чистой, светлой, даже дно видно, утверждают спасатели, пропавшего Недоспасова они не обнаружили.

— Если бы папу стали на вертолете искать сразу, а не через две недели, возможно, был бы совсем другой результат, — говорит Мария. — Но сначала нас кормили обещаниями, что спасатели вот-вот вылетят, а они никуда не летели, потом сказали, что ни людей, ни транспорта, чтобы искать, у них нет. Ну а дальше — мол, и искать нет уже смысла, потому что начались заморозки и шансы выжить равны нулю. Мои родители честно делали свою работу и жили без всякой цивилизации в тайге, в условиях Крайнего Севера. Неужели мой папа своим добросовестным трудом не заслужил даже того, чтобы его хотя бы нормально искали? Права на могилу, если он погиб, у него тоже нет?

Анатолий Коньков говорит, что понимает эмоции дочери и уважает нелегкий труд Недоспасова, но тут все обстоятельства сложились неудачно. Из-за смога не летали обычные рейсовые вертолеты, которые по расписанию должны быть три раза в неделю. И Игоря никто не искал, потому что Татьяна не могла добраться до метеостанции и не знали, что он вообще пропал. Впрочем, в МЧС Красноярского края «Известиям» не смогли ответить, сколько раз в этом году на поиски пропавших людей вылетал вертолет. В регламентах МЧС, утверждают спасатели, даже такой статьи расходов нет, чтобы отправить вертолет на поиски потерявшегося в лесу. 

— По закону пропавших ищет полиция, к нам они могут обратиться за помощью, когда сами посчитают нужным, — объясняют «Известиям» в пресс-службе МЧС Красноярского края. — В этом году спасатели МЧС 11 раз подключались к поискам туристов, все они живы, и 62 раза искали охотников и грибников, один из них погиб.

Всего в Красноярском крае, согласно официальной статистике, в этом году не вернулись домой уже 2609 человек. И получается, что Игорь Недоспасов благодаря своей дочери попал в 3% тех, кого искали и на земле, и на воде, и с воздуха. 

— Эта история — прекрасная иллюстрация того, как во многих регионах по факту никто никого не ищет, и надо достучаться до президента, чтобы организовали нормальную спасательную операцию, — говорит председатель поискового отряда «Лиза Алерт» Григорий Сергеев. 

Если широкомасштабные поиски начинают в первый же день, то 98% потерявшихся находят живыми. Если на третьи сутки, то выживают 50%. Иногда и две недели розыска дают результат, если речь идет об опытном охотнике и теплой погоде. 

Этим летом в Подмосковье нашли живой старушку, которая заблудилась в лесу. Ее поисками занимались больше сотни полицейских, которые под руководством спасателей и волонтеров грамотно прочесали лес. И если бы не количество людей, искавших бабушку, то шансов бы у нее не было. Больше 150 пропавших подмосковных грибников в этом году спасли пилоты частных вертолетов, которые помогали волонтерам.

— В Красноярском крае малой авиации у частников и коммерсантов не меньше, чем в Подмосковье, но вот желания спасти человека, видимо, нет, — замечает Сергеев. — Можно сколько угодно говорить, что у МВД и МЧС не хватает ресурсов для организации спецоперации, и жаловаться на дороговизну таких поисков, но только всё это неубедительно. Во многих регионах налицо полная апатия — никто не хочет заниматься поисками людей, пропавших в природной среде, и именно в этом заключается глобальная проблема. А отсюда и тысячи погибающих в лесах каждый год. Надо активнее привлекать к таким операциям гражданское общество — в той же Эвенкии ведется нефтегазоразведка, есть техника, много охотников и рыболовов. И все вместе могли бы спасать жизни, если бы действовали сразу и сообща.

Борис Литвинов из Воронежа, родственник пропавшего метеоролога Недоспасова, говорит, что Игорь посвятил свою жизнь благополучию Родины, «а его списали со счетов как ненужный материал». По данным МВД РФ, за первые полгода 2016-го в России пропали без вести больше 66 тыс. человек, нашли лишь треть — 21 344. Сколько из них осталось в живых, не уточняется.

Прямой эфир