Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Кира Найтли вышла за Онегина

В Камергерском переулке сыграли про английское поместье и русскую хандру
0
Кира Найтли вышла за Онегина
Фото: ТАСС/Артем Коротаев
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Московский художественный театр имени Чехова начал сезон с руководства к действию, причем в самой деликатной сфере — матримониальной. Создатели спектакля «Гордость и предубеждение» рассказали матерям, как грамотно выдать дочерей замуж, отцам — как, держась подальше от этого дела, выглядеть лицами заинтересованными, ну а с дочерьми поделились сильнодействующими приемами общения с молодыми людьми.

Собственно, обо всём этом повествует одноименный роман Джейн Остин, выбранный в качестве сюжетной основы. Правда, там полезные рецепты скрыты в хитросплетениях отношений и многообразии быта. Вылавливать их — занятие увлекательное, но требующее некоторого интеллектуального напряжения, которое режиссер Алексей Франдетти решительно изгоняет.

Его постановка — жизнерадостный китч, где легкомысленность соседствует с назидательностью, грубоватый юмор — со слащавой сентиментальностью, стремительность действия — с заторможенностью лирических излияний. Упакован этот микст с тщательностью свадебного флориста: броско, ярко, дорого.

На темно-зеленом фоне (о, эти дивные английские газоны!) мелькают дамы в фиалковых, розовых, коралловых, пурпурных нарядах и мужчины, конкурирующие с прекрасным полом как в пестроте костюмов, так и в частоте их обновления. В растительно-цветочную гамму вписываются британские атрибуты — чайные подносы, фисгармония, к которой периодически присаживаются персонажи (спектакль — музыкальный), и каменные изваяния Стоунхенджа, с неотвратимостью возмездия выплывающие из люка.

Этой экзотикой сопровождается появление грозной леди Кэтрин де Бург, удивительно похожей на героиню Барбары Ли-Хант из знаменитого телесериала. Оттуда же заимствован милый недотепа мистер Бингли и колоритная парочка супругов Беннет. А вот Элизабет (Дарья Авратинская) вдохновилась Кирой Найтли из более позднего фильма — так же трогательно сутулится и недоуменно поднимает брови.

Мистер Дарси (Станислав Беляев), слава Богу, копирует не Колина Ферта, а скорее Онегина: «Как Чайльд Гарольд, угрюмый, томный, в гостиных появлялся он...» Невоспитанная Элизабет, прерывающая покаянно-объяснительную речь любимого долгим поцелуем, явно выпадает из этого сценария.

В целом отсылки к кино- и телепродукции, созданной по мотивам романа, радуют и зрителей (чем больше знаешь, тем больше любишь), и актеров с режиссером — нет необходимости грузить себя и зал ваянием свежих образов. Тем более участникам «Гордости и предубеждения» и без того есть на чем сосредоточиться.

Спектакль, как уже было упомянуто, музыкальный, и пусть мюзиклом его не назовешь (не та степень слиянности вокала, речи и движения), в действии имеются развернутые танцевальные эпизоды и не менее объемные вокальные. С первыми актеры успешно справляются, но со вторыми — беда.

Речь не о текстах, хотя фразы типа «пять тысяч доход — меня трясет» постановку не украшают, а об элементарном невладении искусством актерского пения. Куда исчезли музыкальность и выразительность интонации? В ход идет либо крик, либо невнятное бормотание.

По большому счету, слушать, не раздражаясь, можно лишь двоих — Беляева и Светлану Колпакову. Последняя, выйдя в небольшой роли мисс Бингли, неизменно срывает аплодисменты. А всё потому, что вкус, изящество и умение несколькими штрихами создать образ востребованы даже в спектакле, ориентированном исключительно на кассу.

«Гордость и предубеждение» по одноименному роману Джейн Остин. Инсценировка — Джон Джори. Композитор — Питер Экстром. Режиссер и автор русского текста — Алексей Франдетти. Художник-постановщик — Тимофей Рябушинский. Художник по костюмам — Анастасия Бугаева. Хореография — Анатолий Войнов. Музыкальный руководитель — Армен Погосян. В ролях — Ростислав Лаврентьев, Лика Рулла, Софья Райзман, Олег Савцов, Артем Волобуев и др.

Прямой эфир