Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Размеренная, по-европейски благополучная и предсказуемая жизнь, к которой привыкло большинство населения Германии, в последнее время все чаще нарушается громкими событиями, выходящими далеко за пределы какого-то конкретного города или региона. Еще не успела страна отойти от кровавой резни в торговом центре Мюнхена, как в преддверии большого государственного праздника — Дня немецкого единства — столицу федеральной земли Саксонии Дрезден потрясли два взрыва.

Самодельные взрывные устройства сработали возле мечети и городского конгресс-центра.

К счастью, обошлось без жертв. Но теракт, который спецслужбы и полиция уже квалифицировали как «совершенный на почве ксенофобии» по отношению к наводнившим страну мигрантам, вызвал шок в немецком обществе.

Сегодня уже можно говорить о том, что взрывы в Дрездене стали некой точкой невозврата. На проблему мигрантов в Европе просто невозможно больше закрывать глаза и принимать паллиативные решения.

Почему именно Саксония стала таким очагом ксенофобии?

Дело в том, что в этом смысле Саксония по-прежнему остается одним из самых неблагополучных регионов. До 2014 года правоэкстремистская партия NPD — Национал-демократическая партия Германии — была представлена в местном парламенте. Именно Дрезден стал стартовой площадкой ПЕГИДА — праворадикального антиисламского движения, которое быстро приобрело общенациональный характер. Именно в Дрездене высокая статистика нападений на временные лагеря беженцев стала уже привычным информационным фоном.

Проблема мигрантов вызывает глубокий раскол внутри немецкого общества. И речь не только о спорах «за» или «против». Западногерманские эксперты прямо обвиняют восточных немцев (жителей бывшей ГДР) в неспособности к «зрелой толерантности»: в эфире ведущих немецких телеканалов политологи постоянно говорят о том, что бывшим жителям ГДР до сих пор не хватает «демократической социализации» и «прививки против правого радикализма».

Конечно, открыв страну для въезда миллионам беженцев с Ближнего Востока в августе 2015 года, правительство Германии оказалось один на один с ситуацией, постепенно перерастающей в гуманитарную катастрофу.

Спустя год наплыв мигрантов в Германию сократился. Но благодаря чему? Проблему стали решать за счет Греции — одной из самых нестабильных стран Евросоюза как в финансовом, так и в политическом смысле, которая и сама еще в недалеком прошлом была объектом кризисного урегулирования.

Массовые лагеря для мигрантов были оперативно сформированы на греко-македонской границе и на некоторых греческих островах. Сейчас там бессрочно проживают десятки тысяч человек. Лагеря превращаются просто-напросто в мины замедленного действия: становятся очагами мелкого и крупного криминала и поставщиками кадров для вербовки в ряды исламских террористических организаций.

Как решать проблему? Ответа у европейских политиков нет. Распределять в равных пропорциях по всем странам ЕС? Но ведь мигранты хотят в Германию, ну или на крайний случай — в Великобританию. Никому не хочется попасть, например, в Румынию или Латвию. Так что если «равномерное распределение» беженцев власти ЕС все-таки возьмут на вооружение, этот процесс де-факто может стать беспрецедентным актом массового насильственного перемещения людей — впервые со времен Второй мировой войны.

Очевидно, что миграционный кризис стал одним из серьезнейших испытаний для Европы. Но Германия здесь далеко не пионер. Можно вспомнить, как уже на протяжении многих лет Италия практически в одиночку ищет выход из такой же ситуации и настойчиво призывает решить критическую ситуацию с лагерями беженцев на Лампедузе. Французско-британская граница — тоннель под Ла-Маншем — периодически превращается в зону спецоперации по пресечению нелегальной переброски мигрантов. А недавно президент Франции Франсуа Олланд призвал к зачистке приграничного лагеря в Кале, оговорившись, правда, что ликвидировать следует «лагерь, а не людей».

Это не может продолжаться вечно. Когда-нибудь наступает предел.

И тут уже нужно не благодушно рассуждать «о необходимости единого европейского решения», как не устает повторять канцлер ФРГ Ангела Меркель, а начать перекрывать подлинный источник этих проблем. Как минимум прекратить потакать желанию США сеять постоянный хаос на Ближнем Востоке и поддерживать террористов.

В противном случае ситуация скоро выйдет из-под контроля. Более десяти лет назад итальянский философ и публицист Умберто Эко спрогнозировал нынешний миграционный кризис Европы. В своей книге «Полный назад!» он написал, что гигантские лагеря для беженцев, которые неизбежно придется создавать в Европе, в скором времени превратятся «в гранату с вырванной чекой». Похоже, что такая граната и в прямом, и в переносном смыслах вот-вот взорвется в самом сердце Старого Света.

И позитивных прогнозов здесь ждать не приходится.

Автор — обозреватель «Известий»

Все мнения >>

Прямой эфир