Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Аналитики из Центра политической информации, как и многие россияне, задались вопросом: насколько опасен для России и мирового порядка в целом Североатлантический военный альянс, который мы знаем как НАТО? Ответ был дан в докладе «НАТО: потенциал и намерения».

Дело в том, что сейчас именно натовские генералы, вышедшие в отставку или действующие, пожалуй, громче других представителей западного истеблишмента культивируют легенду об «агрессивности» России. И, переворачивая ситуацию «с ног на голову», ретушируют многочисленные факты собственной агрессии в Европе, Северной Африке, Центральной Азии и других регионах.

Они настаивают на том, что расширение НАТО на восток происходит по причине усиления Российской армии, намеренно забывая, что хронология событий начисто опровергает эту, с позволения сказать, логику.

Их мотивация понятна: после распада СССР видимых причин для сохранения альянса не осталось, а оправдывать его дальнейшее существование, для того чтобы выбивать финансирование этой масштабной бюрократической структуры, необходимо.

Более того, в свете перемен, происшедших в Европе в 1990-х годах, когда угроза войны практически миновала, в НАТО начались процессы ужесточения военной политики и даже реорганизации блока. В этот период руководство Североатлантического альянса приняло решение воспользоваться сложившейся ситуацией — ослаблением влияния России — и расширить сферу своего влияния за счет новых стран Восточной Европы.

В результате на территории Европы возникли и действуют две, пожалуй, самые крупные бюрократические машины — Евросоюз и НАТО. А для того чтобы понять ценность европейской площадки для альянса, достаточно взглянуть на карту размещения его военных баз там.

Но аппетит приходит во время еды, и сегодня речь уже идет о создании «глобального НАТО» — такого военного союза, который бы расширил сферу своей ответственности на весь мир. В Вашингтоне и Брюсселе эти планы называют «глобализацией структур евро-атлантической безопасности». И принятие новой стратегии альянса оправдывалось в этой связи появлением многочисленных локальных конфликтов, новых ракетных и ядерных держав, а также государств, потенциально опасных в плане разработки и применения химического и бактериологического оружия.

Характерно, что большинство конфликтов было спровоцировано или организовано не без помощи США и Великобритании, а «пробирка с опасным веществом» в руках Колина Пауэлла до сих пор у нас перед глазами. Однако совершенно ясно, что одна из основных целей глобальной стратегии НАТО — защита интересов США и ведущих государств блока в планетарном масштабе.

Выглядит все это, как и задумывалось, довольно устрашающе. Военная организация, действующая с глобальным размахом.

Но при ближайшем рассмотрении аналитики выявляют несообразности.

Наш анализ показывает, что из всех известных операций НАТО ни одна не имела военного успеха. Удивительно, но, даже по признанию ряда высокопоставленных военных из штаб-квартиры самого альянса, он не в состоянии реализовывать задачи в ходе долговременных масштабных военных конфликтов. Более того, значительная часть уже реализованных миссий имеет серьезный отрицательный эффект на внутреннее положение в ЕС и его внешнюю политику. Можно считать, что именно политика НАТО привела сегодня к Brexit и фактическому краху Евросоюза как центра силы.

В результате командование НАТО осознало неэффективность национальных армий, действующих под единым командованием, высокую чувствительность населения стран к потерям и стало масштабно использовать частные военные компании. Для этого и понадобилось новое крупное привлечение средств, о котором все чаще говорят европейцам американские партнеры. Понятно и то, что с помощью частных военных компаний масштабной войны не затеять.

Чтобы скрыть собственные ошибки и просчеты, допущенные в ходе последних операций в Афганистане, Ираке, а сейчас и в Сирии, НАТО использует незамысловатые политтехнологические приемы, «переводя стрелки» на оппонентов в лице таких стран, как Иран и Россия, обвиняя их в том, в чем логичнее было бы упрекнуть как раз само руководство альянса.

По существу, несмотря на внушительный имидж, НАТО все больше превращается в своего рода витрину, бренд, под который командование альянса, и прежде всего — Вашингтон, пытается привлечь финансирование. Правда, чем дальше, тем менее убедительными представляются их попытки.

Вот и появился очередной миф о «российской угрозе», который должен помочь «перезапустить систему». Такое «отвлечение на негодный объект» регулярно практикуется спикерами стран — членов альянса, и, как отмечают аналитики, эта практика стала применяться сразу после того, как в России прекратились центробежные процессы, наблюдавшиеся в результате крушения СССР.

При этом используется аргумент о значительном увеличении Россией военных расходов. Однако если рассмотреть ситуацию, расширив временные рамки, то сразу становится понятным: военные расходы России несопоставимы с расходами США и увеличивались только в последние годы. Между тем как военные расходы стран — членов НАТО росли высокими темпами на протяжении длительного периода. На основании этих данных делать выводы об агрессии России — очевидная необъективность.

Понятно, что в этих непростых условиях Москве приходится защищаться. Лидеры Китая, Индии и Японии, судя по их поведению, поняли и адекватно интерпретировали ситуацию. И, несмотря на чудовищное давление, которое оказывается на них со стороны американских партнеров, высоко ценят взвешенную позицию России.

Пресловутые «демократические ценности», авторское право на которые западное сообщество присвоило себе, — «порох и пули» в нынешней «гибридной войне», которую, собственно, инициировал альянс. По сути, в результате такого использования они превратились в лжеценности, старательно выдаваемые за истинные. Впрочем, и эту подделку многие игроки международного класса распознавать уже научились.

Такое поведение выдает альянс с головой: тигр, что называется, бумажный, однако, принимая во внимание его размеры, расслабляться не стоит. 

Лучше оставаться настороже.


Автор — генеральный директор Центра политической информации

Все мнения >>

Прямой эфир