Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Инна Чурикова: «В жизни не согласилась бы сыграть голой!»

Народная артистка — о втором рождении фильма «Мать», съемках в молодежных комедиях и «обнаженке» на сцене
0
Инна Чурикова: «В жизни не согласилась бы сыграть голой!»
Фото автора
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На Первом Уральском открытом фестивале российского кино, проходящем в Екатеринбурге, одним из главных событий стал показ картины «Мать» Глеба Панфилова.  На вопросы корреспондента «Известий» ответила исполнительница заглавной роли Инна Чурикова.

— Можно сказать, фильм «Мать» сегодня отметил свой второй день рождения. Для чего оцифровали ленту, снятую в 1989 году?

— Чтобы картина держалась. Потому что пленки портятся и в конце концов их трудно смотреть. «Мать», безусловно, — классика. Но при этом актуальная и современная. Думаю, и завтра она не устареет. В фильме показан мир простых, живых, ищущих людей. Ребята-большевики в финале картины перешагнули через кровь матери и пошли в будущее. А какое оно, это будущее? Кажется, будто Глеб снял «Мать» сейчас, а не 27 лет назад. Кстати, это первая роль в кино Димы Певцова.

— И, может быть, лучшая.

— Он за нее получил приз от Европейской киноакадемии в Лондоне. Очень престижная награда. А какой шикарный Булдаков! Это его пение, сидя в грязи, с которого начинается картина, — совершенно невероятная находка режиссера. В фильме ведь еще снимались молодые Сережа Маковецкий и Витя Раков. Заметные работы у них получились.

— Картина — просто апофеоз материнской любви и терпения.

— Да, пьяного мужика встретить, умыть, в постель положить, а пока он спит, грязную одежду подлатать — это чисто российское. Кстати, такие качества присущи не только героине фильма. Мы все очень терпеливы.

Инна Чурикова: «В жизни не согласилась бы сыграть голой!»​​​​​​​

— На фестивале в Екатеринбурге показали еще одну картину с вашим участием — «Память осени» Андрея Соколова. Как и в картине «Мать», у вас здесь роль главы семейства.

— Сейчас, к сожалению, мне всё чаще предлагают сыграть или маму, или бабушку. Когда Андрей Соколов предложил мне сняться в его картине, я не ожидала, что эта история может так увлечь. Это история женщины, которая находится в совершенно невероятном состоянии. Со смертью мужа она потеряла опору и теперь до такой степени растеряна, что никто ей не может помочь. А ведь когда-то была статусной дамой при муже-начальнике. В гости постоянно приезжали друзья и знакомые. Теперь ни дети, ни подруга не понимают и не помогают. Вот что такое дружба? Это когда ты не можешь возненавидеть близкого человека даже за предательство и прощаешь его, как мать.

— Снова вернулись к матери. А давайте — к «Началу». Может, стоит оцифровать и этот любимый многими фильм?

— Вы так считаете? Я Глебу скажу. Хорошая мысль.

— Сейчас модно раскрашивать черно-белые фильмы. А если доберутся до «Начала»?

— Ни в коем случае! Там же осталось время — то самое, когда не снимали цветное кино. Я посмотрела, как раскрасили «Семнадцать мгновений весны», и мне очень не понравилось. Тот фильм можно было воспринимать как документ эпохи. Если кто не видел черно-белый вариант и посмотрел цветной, то, возможно, этот фильм и понравился. Но я же знаю, что они покрасили.

— Всё покрасили, а про глаза забыли.

— И действительно, у кого голубые глаза в фильме, получились карие. Это же неправда.

— Почему сейчас перестали снимать содержательное кино?

— Потому что хотят снять побыстрее и подешевле. Жалко. Я многие современные картины смотрю, так как, извините, академик «Золотого орла» и «Ники». Мне присылают диски с фильмами, и я должна посмотреть, отметить, что мне понравилось.

— Что вам понравилось из просмотренного?

— Например, «Страна ОЗ» Василия Сигарева (смеется).

— В которой вы снимались с Яной Трояновой.

— Яна — чудо! Так вот, я отметила этот фильм, но награждены были другие. У нас много замечательных режиссеров, но их никто не знает, а поэтому не знают и их картины. 

— Несмотря на свой статус, вы соглашаетесь на смелые эксперименты, снимаетесь в молодежных комедиях. Как идете на это?

— С трудом, с мучениями. Когда не знаю режиссера, когда предлагают какой-то неведомый мне мир — страшно, как в океан зайти. Не то что с Глебом. Тут-то я знаю всё.

— Вы играете в комедиях, в которых зачастую проскакивает ненормативная лексика.

— Это да. А без нее, без лексики-то, не было бы юмора. Вот вы вспомните «Страну ОЗ». Там всё очень правдиво, потому что правдив и юмор.

— Вас всё устраивает в ваших ролях?

— Должна вам признаться, не очень мне понравилась картина «Самый лучший день». Я прямо расстроилась. Хотя со мной так бывает, когда смотрю фильмы со своим участием. Порой у меня возникает такая реакция: «Ужас! Зачем я в нем снялась?». Потом иду и смотрю во второй раз: «А фильм-то — неплохой». Ну а в третий даже могу себе сказать: «Ай да Пушкин! Ай да молодец!» Мне хочется, чтобы картина в первую очередь взволновала зрителя.

— Чтобы не было мучительно больно, могли бы и отказаться...

— Вот сейчас отказалась от фильма, в котором очень хорошую роль предлагали. Володя Котт собирается снимать картину с каким-то смешным названием. Но мы с Глебом будем делать спектакль «Аудиенция» у Жени Миронова — никак не совместить работу на сцене и в кино. Приходится отказываться. Я прямо переживаю.

— «Аудиенция» будет в Театре наций. А что у вас в «Ленкоме»?

— Марк Анатольевич готовит в октябре премьеру «День опричника». Но меня не занимает.

— Марк Захаров, как и вы, делает ставку на молодых режиссеров — Константина Богомолова, Глеба Черепанова.

— Да, есть сейчас смелые режиссеры. Например, Кирилл Серебренников поставил «Машину Мюллер» в «Гоголь-центре». Это спектакль, где 15 голых женщин на сцене и столько же мужчин, тоже голых (смеется).

— Вы не хотели бы принять участие в таком проекте?

— В жизни не согласилась бы. Даже если Родина попросила бы: «Иди, сыграй в спектакле, разденься догола!» Да никогда. Я бы просто не выдержала. Ну еще на обнаженных женщин можно смотреть, но на мужчин-то... Честно говоря, я спектакль не видела. Судить не могу. Может, там всё хорошо, но такая постановка не для меня.

— Больше к классике склоняетесь?

— Нет, почему. Я готова к экспериментам, только не такого рода.

— Но, кажется, Захаров один из первых раздел актрису на сцене. В спектакле «Юнона и Авось» Кончитта обнажена.

— Это сделано деликатно и красиво. Хотя, может, у Серебренникова в спектакле тоже красиво...

— Следующий год у вас юбилейный. Как планируете отмечать?

— Ой, не люблю я юбилеи. Да и дожить до него сначала надо...

Справка «Известий»

Инна Чурикова окончила актерский факультет Высшего театрального училища им. М.С. Щепкина, служила в Московском театре юного зрителя и «Ленкоме». Снималась в фильмах «Морозко», «Тот самый Мюнхгаузен», «Военно-полевой роман», «Ребро Адама» и др. Замужем за режиссером Глебом Панфиловым, у которого сыграла почти во всех полнометражных фильмах. Народная артистка СССР, лауреат Государственной премии России, обладательница «Серебряного медведя» Берлинского кинофестиваля за лучшую женскую роль.

Прямой эфир