Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Осень 2016 года надолго запомнится экспертам, изучающим политику и международные отношения. В сентябре состоялись парламентские выборы в Государственную думу России, на октябрь назначены парламентские выборы в Грузии, а на ноябрь — президентские выборы в США. Исход выборов в этих странах определит будущее Южного Кавказа на следующую пятилетку.

Однако в Грузии в пылу предвыборной борьбы звучат порой заявления, способные поставить под удар судьбу всего региона.

Выборы — дело хрупкое, но Грузия находится в особенно тяжком положении: дело в том, что у ведущих политических объединений больше не осталось воображения, чтобы предложить электорату новые идеи или концепции, способные увлечь людей и объединить нацию.

Отсутствие творческого потенциала приводит к тому, что на фоне этой серости возникают такие — зачастую неадекватные — инициативы, как создание на территории Грузии американской военной базы. Казалось бы, это предложение — не более чем предвыборная риторика. Но люди сведущие хорошо понимают, что такие манипуляции могут привести к новой дестабилизации и без того довольно нестабильного региона.

Призыв о создании американской базы на территории Грузии, прозвучавший от Республиканской партии и ее лидера Давида Усупашвили, бывшего спикера парламента и одного из самых прозападных грузинских политиков, представляется наглядным примером кризиса политической дальновидности в стране.

После «цветной революции роз» 2003 года правительство Михаила Саакашвили пыталось всеми возможными способами вовлечь в региональные процессы Соединенные Штаты. В теории международных отношений этот подход называется «добавлением силы».

Правительство Саакашвили рассчитывало воспользоваться политическим весом своих стратегических партнеров в лице США для ведения переговоров с северным соседом — Россией.

Но в итоге вместо «добавления силы» Грузия стала придатком этой силы. Российская сторона начала воспринимать наше государство как «дополнение» к политическому могуществу США, а не как независимый субъект международных отношений. При этом российско-грузинские отношения рассматривались в контексте российско-американских, что по большому счету шло вразрез с интересами Тбилиси.

Правительство «Грузинской мечты», сформированное в октябре 2012 года, решило заняться урегулированием российско-грузинских связей, пытаясь вывести их из контекста отношений между Россией и США.

Основной причиной такого подхода является логическая деградация отношений между силами, пытающимися сохранить модифицированную постсоветскую систему международных отношений (условно «Запад»), и группой стран, пытающихся реформировать эту систему с учетом существующих реалий (Россия, Китай). Столкновение этих сил неизбежно, и Грузия совсем не заинтересована в том, чтобы ее рассматривали в качестве аванпоста западных сил, как часто этого желал Саакашвили.

Сегодня можно уверенно заявить, что цель, которую ставило перед собой правительство «Грузинской мечты», достигнута. Грузинская сторона смогла перевести отношения с Россией на другой уровень. И здесь хотелось бы отметить, что одна лишь возможность появления американской базы на территории страны немедленно приведет к развалу этой стратегии и неизбежно возвратит российско-грузинские отношения в прежний контекст. А это, в свою очередь, нанесет сильный удар по хрупкому равновесию на Южном Кавказе. А если учитывать недавнее столкновение интересов России и Турции, Армении и Азербайджана, то такой сценарий никак не может оказаться на руку не только Грузии, но и остальным игрокам в регионе.

Вторым на повестке дня нынешнего правительства стоит вопрос, связанный с «интернационализацией» НАТО. Военные операции в Югославии, Афганистане и Ираке сформировали небезосновательное мнение, что НАТО есть Америка и vice versa. На протяжении многих лет США пытаются разрушить этот стереотип и привлечь к участию в этих операциях максимально возможное число других стран альянса. Правда, до сих пор эти попытки остаются, прямо скажем, безрезультатными. Во время президентства Михаила Саакашвили было очевидно, что, говоря о НАТО, в Грузии подразумевали прежде всего не столько весь блок, сколько сами США.

Сегодня правительство Грузии пытается переформатировать отношения с альянсом из двусторонних Грузия–НАТО в лице США в многосторонние Грузия–НАТО. Но если проанализировать инициативу Усупашвили в этом контексте, то очевидно, что идея идет вразрез с политикой стратегических партнеров нашей страны. Она не только не способствует разрушению существующего стереотипа, а наоборот, станет новым аргументом в его пользу.

В 2007 году, после вывода из Грузии российских военных баз, правящая партия Михаила Саакашвили уверяла народ, что на грузинской земле больше никогда не будут расквартированы военные других стран. Но этот мотив, как и многое другое, в пылу предвыборной гонки был забыт. И тем не менее хочу повторить: американская база в Грузии — абсурд, который не устраивает не только саму принимающую сторону, но и США, и весь Южный Кавказ в целом. Это опять же часть предвыборной гонки, в которой ведущие политические партии и даже опытные грузинские политики готовы на всё, чтобы добиться успеха.

В то же время безрассудность инициатив может повлиять на российско-грузинские отношения и стать препятствием для дальнейшей стабилизации региона.

Все мнения >>

Прямой эфир