Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Сноуден»: князь Мышкин и ЦРУ

Фильм Оливера Стоуна об Эдуарде Сноудене отсылает к Достоевскому и воспевает демократические свободы
0
«Сноуден»: князь Мышкин и ЦРУ
Фото: Централ Партнершип
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

О судьбе Эдварда Сноудена и его поступке будут спорить еще долго, но уже сейчас очевидно: с биографами блудному сыну Америки повезло. Появившийся в 2014-м документальный фильм «Citizenfour. Правда Сноудена» режиссера Лоры Пойтрас, смонтированный из материалов, снятых летом 2013 года в одном из отелей Бангкока (Сноуден передает журналистам сенсационную информацию), получил «Оскар» в номинации «Лучший документальный фильм», а также премии Emmy, BAFTA и еще 41 награду рангом поменьше. В 2015-м Citizenfour был показан на ММКФ в рамках программы «Свободная мысль» и занял четвертое место в листе зрительских предпочтений.

В игровом кино за Эдварда Сноудена взялся Оливер Стоун, человек схожих с ним убеждений и один из самых прославленных режиссеров мира.

Главная локация Citizenfour — отель в Гонконге — у Стоуна возникает тоже, но лишь как отправная точка для рассказа о жизни Сноудена. А там есть чем заинтересоваться.

Убежденный сторонник правительственной политики США, экс-спецназовец, вундеркинд-компьтерщик из ЦРУ, один из самых молодых и высокооплачиваемых специалистов в АНБ… Командировки по всему миру, служба на Гавайях, одним словом — карьера мечты, идущая только вверх.

Параллельно с ней — эволюция убеждений, такая бурная, что эти две линии начинают расходиться всё дальше и дальше, а в итоге оказываются на примерно том же расстоянии, что разделяет рай на Гавайях и нейтральную полосу аэропорта Шереметьево.

Для режиссера, как и для героя, это нормальный путь человека, любящего свою страну и убежденного, что его государство — это люди и демократические свободы.

Общаясь с журналистами, исполнитель роли Сноудена Джозеф Гордон-Левитт признался, что до начала работы над фильмом смутно представлял себе, кто такой Сноуден, и что многие доброжелатели советовали ему отказаться от предложения Стоуна. Но он согласился: долго вживался в образ, изучал видеозаписи, научился копировать манеру речи Сноудена, прилетал к нему в Москву (сам Стоун, работая над фильмом, встречался со Сноуденом девять раз). Но главное — он наполнил роль внутренней правдой, когда веришь, что для такого характера никакая иная судьба попросту невозможна.

В фильме Сноуден — современный князь Мышкин, идиот в понимании коллег и широкого круга обывателей. И вслед за Достоевским Оливер Стоун видит в этом «идиотизме» путь к спасению мира. А то, что в конечном итоге Сноуден оказался на родине Достоевского, кажется и иронией, и закономерностью.

В финальных кадрах картины показан уже реальный Сноуден, снятый в его подмосковном убежище, и этот переход — от игрового кино к документальному — получился у Стоуна предельно органичным. А закадровое перечисление послаблений в политике США, к которым привела эскапада героя, намекает на своего рода хеппи-энд в этой истории. Пусть и не для самого Сноудена. Который, впрочем, даже шанс остаться в живых с самого начала воспринимал как на редкость благоприятный исход…

Прямой эфир