Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Сразу по завершении саммита «двадцатки» в Ханчжоу Владимир Путин прибыл в Узбекистан, чтобы отдать дань памяти президенту Исламу Каримову. 

Россию на похоронах представлял премьер-министр Дмитрий Медведев. Но уважение Владимира Путина столь велико, что он прилетел в Узбекистан сразу же по завершении саммита, чтобы лично выразить соболезнования народу Узбекистана и семье покойного.

Каким будет Узбекистан после Ислама Каримова и что изменится в отношениях с Россией? Ответ на эти вопросы лежит в исторических особенностях развития отношений между двумя государствами, а также в настроениях узбекских элит по поводу дальнейшей судьбы республики.

В 2000 году, в самом начале правления российского президента, эксперты гадали, в какую страну Владимир Путин нанесет визит в первую очередь. Кто-то говорил, что это будет Германия — главный на тот момент партнер России в Европе. Тем более что в этой стране прошли молодые годы главы российского государства. Другие указывали на США или Китай. Назывались также ближайшие страны СНГ — Украина, Белоруссия, Казахстан.

Но Владимир Путин выбрал Узбекистан. Что же связывало российского лидера с узбекским? Высказывались разные версии.

Но как бы то ни было, Узбекистан — страна с 700-летней историей государственности. Во времена Российской империи после вхождения в ее состав, как, впрочем, и после присоединения к СССР, Узбекистану удавалось сохранить определенную самостоятельность.

Узбекская Республика стала одной из самых динамично развивающихся. На ее территории появилось множество энергетических объектов — ГРЭС, ГЭС, были построены ирригационные сооружения, которые позволили Узбекистану стать хлопковой базой страны, были созданы различные машиностроительные предприятия. К моменту выхода из состава СССР Узбекистан имел неплохое наследие — порядка 18 млн жителей, предприятия по добыче полезных ископаемых: золота, урана, 40% в структуре экономики, конечно, занимал хлопок. Все это Исламу Каримову удалось не только сохранить, но и приумножить. Население за время его правления выросло в полтора раза, практически перешагнув планку в 30 млн человек. Кто-то скажет, что большое количество детей в исламских семьях — это традиционно, но соседний Казахстан по численности населения остался на том же уровне, что и был. Исламу Каримову также удалось спрыгнуть с «хлопковой» иглы и дифференцировать экономику. Доля хлопковой промышленности в структуре ВВП опустилась до 20%. Были созданы предприятия по сборке автомобилей, развивается отрасль самолетостроения. 

Главная ставка делалась на развитие сельского хозяйства. Огромные деньги государство инвестировало в строительство морозильных установок, которые способны хранить фрукты и овощи в специальной упаковке круглый год, а не только в сезон. В Узбекистане также довольно активно проводилась модернизация производства, в основном, конечно, за счет китайских технологий. Из Китая завозились различные технологические линии по сборке, упаковке и т.д. КНР продавала оборудование за счет дешевых кредитных ресурсов. Зашла даже речь об «окитаивании» узбекской элиты.

Между тем, когда два года назад в нашей стране случилась девальвация национальной валюты, приобретать оборудование российского производства стало выгодно и с точки зрения цены, и с точки зрения качества. Безусловно, определенную роль сыграл и культурный фактор, оказались востребованными старые хозяйственные связи. Наши предприятия подписали ряд контрактов с узбекскими на поставку новых технологий и стали теснить китайцев. Вместе с тем открылись большие перспективы по замещению на российском рынке овощей и фруктов из Европы и Турции узбекскими.

И если Каримов был достаточно осторожен в вопросах интеграции, возможно, его преемники будут более стремительны, так как Россия и Узбекистан попросту «обречены» на сотрудничество. Некоторые аналитики заговорили о том, что после смерти авторитарного лидера страна распадется, что произойдет раскол элиты, на местах восстанет сепаратизм, а народ окажется охвачен революционным порывом.

Однако узбекские элиты сохраняют единство — по целому ряду причин. Во-первых, они не хотят религиозного крена в развитии страны, где 78% населения исповедует ислам, а потому будут сохранять светский характер государственного устройства. Во-вторых, в отличие от той же Украины, где принято пинать, критиковать и сметать власть, узбеки ценят государственные институты. В Узбекистане традиции государственности подразумевают уважение и к самому государству, и к госслужащим. 

Там понимают, что разрушить страну и погрузиться в гражданскую войну достаточно легко. Безусловно, оппозиционные силы дадут о себе знать, но велика вероятность того, что нынешняя элита консолидируется и даст бунтовщикам жесткий отпор. Скорее всего, на развитие политической ситуации в республике потребуется около года. Сейчас на повестке дня стоит вопрос выборов президента. Впрочем, ротация элит окажется малозначительной. А после этого можно ожидать существенного сближения России и Узбекистана, так как наши страны, повторюсь, «обречены» на партнерство друг с другом.

Автор — профессор НИУ ВШЭ

Комментарии
Прямой эфир