Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Россия может отложить ратификацию Парижского соглашения до 2020 года

В правительстве прислушались к опасениям российских бизнесменов по поводу введения «углеродного сбора»
0
Россия может отложить ратификацию Парижского соглашения до 2020 года
Фото: РИА Новости/ Руслан Кривобок
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Россия может отложить ратификацию Парижского соглашения до 2020 года, сообщил «Известиям» собеседник, знакомый с обсуждением этого вопроса в правительстве, а также подтвердил источник в угольной отрасли. Документ предусматривает введение «углеродного сбора» — плату за выбросы парниковых газов, что крайне беспокоит российских бизнесменов. По различным оценкам, ущерб для отечественной экономики от введения углеродного сбора может составить от $40 млрд до $100 млрд.

Решение о ратификации Парижского соглашения Россия должна принять в сентябре этого года. Однако, как утверждают источники «Известий» в отрасли, ратификация как минимум отложена до 2020 года.

— Похоже, в правительстве прислушались к опасениям бизнесменов и решили не торопиться в этом вопросе. При этом уже точно решено отказаться от «углеродного сбора», — сообщил осведомленный источник. 

В конце 2015 года в Париже был подписан документ по вопросам борьбы с изменением климата, также известный как Парижское соглашение. Документом определены две основные цели. Первая — это достижение к 2030 году снижения выбросов до уровня не более 75% от объема 1990 года. И вторая, что больше всего беспокоит российских бизнесменов, — это введение так называемого углеродного налога — платы за выбросы. Отчисления будут направляться в Зеленый климатический фонд (ЗКФ), а оттуда — развивающимся странам для программы «адаптации» к глобальным изменениям климата.

Свое исследование по этому вопросу в июле 2016 года подготовил Институт проблем естественных монополий (ИПЕМ), который оценил основные риски для России от ратификации Парижского соглашения.

— Главный риск ратификации Парижского соглашения заключается в том, что те механизмы, которые были обозначены в этом документе достаточно декларативно, будут более подробно регламентированы в соглашениях, которые будут подписываться на следующих конференциях. Например, в последнем решении сторон конвенции признается важная роль ввода «цен на углерод», и следует ожидать, что на следующих конференциях речь о вводе «углеродного сбора» в странах мира пойдет более активно, — пояснил «Известиям» генеральный директор ИПЕМа Юрий Саакян.

По его словам, во вводе «углеродного сбора» — своеобразного налога на выбросы парниковых газов — заинтересованы далеко не все страны мира, а лишь те, которые стремятся ограничить импорт энергоресурсов, — главным образом это страны Западной Европы. И, наоборот, те страны, экономика которых основывается на добыче ископаемого топлива и производстве энергоемкой продукции, не заинтересованы в подобном механизме. Например, бюджетный офис конгресса США в своем исследовании отметил, что ввод «углеродного сбора» приведет к росту цен на многие товары. 

По расчетам ИПЕМа, ожидаемый ущерб для российской экономики в случае ввода «углеродного сбора» может составить $42 млрд, что соответствует 3–4% ВВП, или 19–24% доходов федерального бюджета. 

В июле этого года «Известия» сообщали о том, что глава Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) Александр Шохин направил президенту России Владимиру Путину письмо с изложением консолидированной позиции бизнесменов по вопросу ратификации Парижского соглашения. В нем особо отмечается, что нельзя принимать решение по его утверждению без тщательного анализа. По мнению бизнеса, реализация положений соглашения будет оказывать негативное влияние на темпы социально-экономического развития страны. В частности, российские предприниматели привлекли экспертов и посчитали, что «углеродный сбор» будет стоить российским бизнесменам до $100 млрд в год, или 9% ВВП.

По оценке Юрия Саакяна, разные отрасли пострадают по-разному: больше всех — энергетика, затем нефтегазовая отрасль, цветная и черная металлургия, угольная промышленность.

— «Углеродный сбор» означает закрытие множества предприятий, что приведет к сокращению сотен тысяч рабочих мест в указанных выше отраслях экономики, — считает Юрий Саакян.

По его словам, стремление к сохранению климата совпадает с экономическими интересами компаний, специализирующихся на производстве оборудования для возобновляемой энергетики. Таким образом, основные российские экспортеры промышленных товаров первого передела (нефти, газа, металлопроката, удобрений) оказываются «на другой стороне баррикад».

— Мы настаиваем на том, чтобы национальная политика по борьбе с изменением климата принимала более мягкие формы, которые позволят и защитить экономические интересы нашего бизнеса, и поддержать социальную стабильность, и показать, что наша страна успешно ограничивает свой «углеродный след», — резюмировал Юрий Саакян.

Представитель вице-премьера Александра Хлопонина, курирующего недропользование, отметила, что сейчас идет процесс изучения мнения всех заинтересованных сторон, в том числе позиция бизнеса по этому вопросу.

— Стоит задача до конца года подготовить и предоставить правительству оценку влияния на российскую экономику от ратификации Парижского соглашения, — сообщила представитель вице-премьера.

Комментарии
Прямой эфир