Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На днях первый президент Украины Леонид Кравчук выступил с неожиданным предложением по урегулированию конфликта в Донбассе и оживлению российско-украинских отношений в целом.

Он призвал к прямым — без посредников — переговорам Петра Порошенко с президентом России Владимиром Путиным. При этом Кравчук оценил Минские соглашения как утратившие свою актуальность. Также он призвал Запад сохранить антироссийские санкции.

Что может означать эта инициатива? Не предполагает ли она неких предстоящих изменений в общей линии Киева относительно Минских договоренностей? А если предполагает, то в каком направлении?

Кравчук, как это давно замечено, никогда не озвучивает свои идеи просто так, «ради красного словца». И в данном случае его предложение отражает идущий сейчас в Киеве после крымского инцидента поиск возможностей восстановить диалог с Россией.

Однако сверхзадача для киевских властей состоит в том, чтобы под видом миротворческих инициатив сохранить курс на саботаж своих обязательств по Минским соглашениям.

Действительно, в последнее время правящие круги в Киеве засуетились в поиске всевозможных путей отказаться от выполнения своих обязательств по Минским соглашениям. Прежняя тактика – «ограниченной войны и перманентных переговоров» после крымского инцидента оказалась под ударом. Суть этой тактики в том, что Киев вел переговоры с целью тянуть время в ожидании уступок Москвы под действием антироссийских санкций. И накапливая тем временем силы для военного подавления донбасских республик. Резкое обострение двусторонних отношений на фоне фактической заморозки нормандского формата породило в Киеве страх перед неопределенностью развития ситуации вокруг Донбасса.

Киевская власть и ее западные партнеры явно запаниковали, так как не могут просчитать ответных действий со стороны России. И, скорее всего, отказ Путина напрямую контактировать с Порошенко воспринимается и в Киеве, и на Западе как демонстрация того, что Россия ищет иные пути принудить Киев выполнять его же обязательства по «Минску-2».

А Киев ну и, разумеется, Берлин с Парижем опасаются результатов этих поисков, поскольку понимают, что после крымской истории у Москвы есть веские и законные основания не сильно себя ограничивать в вариантах ответа. Кроме того, лично для Меркель и Олланда срыв Минских соглашений означал бы провал важного внешнеполитического проекта и стал бы болезненным ударом по их личной репутации.

Отсюда новый всплеск внутриукраинских дискуссий о дальнейшей тактике Киева в отношении самопровозглашенных республик.

Речь идет о борьбе двух подходов.

В первом случае активно обсуждается перспектива референдума по статусу Донбасса. При таком варианте Киеву нужно быть готовым отказаться от неподконтрольных территорий. К слову, к референдуму уже склоняются даже наиболее последовательные сторонники продолжения войны в Донбассе. Некоторые депутаты из условной «партии войны» — яценюковского «Народного фронта» — полагают, что в ближайшие пять лет Киев не сможет вернуть неконтролируемые территории в состав страны.

Сторонники же второго подхода призывают продлевать неопределенность в статусе Донбасса — ни мира, ни войны, — имитируя выполнение Минских соглашений в ожидании более благоприятной ситуации для возвращения Донбасса на своих условиях. Полагая при этом, что референдум угрожает Украине распадом страны.

Наиболее показателен в этом смысле тот факт, что на днях кабмин Украины принял программу по реинтеграции Донбасса, которая была подготовлена «министерством по делам оккупированных территорий». Декларативно она нацелена на снятие блокады с неконтролируемых территорий Донбасса. Но ее выполнение, что называется, «с порога» упирается в абсолютно невыполнимое условие — приоритетное установление контроля Киева над территориями самопровозглашенных республик.

Похоже на то, что в данный момент именно тактика «ограниченной войны и перманентных переговоров» по-прежнему, представляется Киеву оптимальным способом дискредитации Минских соглашений без какой-либо угрозы для себя.

Главными элементами этой тактики являются показное миролюбие и имитация бурной деятельности в контактной группе.

Такая линия как раз и рассчитана на то, чтобы предоставить Западу достаточно аргументов для оправдания позиции Киева и на переговорах в Минске, и в отношениях с Россией. Отсюда же и дипломатическая активизация Германии с Францией — многочисленные и категорические заявления о необходимости сохранения нормандского формата.

Иными словами, Киев пытается апробировать некий новый путь приемлемого для Киева варианта отказа от «Минска-2».

Все иезуитство «патриарха украинской политики» Кравчука как раз и состоит в том, что он ничтоже сумняшеся предлагает достичь договоренностей, отвечающих интересам Киева, и «похоронить» Минские соглашения в ходе «мужского разговора», в котором, как  предполагается, Путин пойдет на уступки. Пикантность ситуации заключается в том, что при этом отвлекающем маневре Кравчук настаивает на сохранении Западом санкций против РФ.

Вот уж воистину простота хуже воровства.

Автор — обозреватель «Известий»

Все мнения>>

Комментарии
Прямой эфир