Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«К 2020 году 400 тыс. инвалидов получат работу»

Председатель Всероссийского общества инвалидов Михаил Терентьев — об инклюзивном образовании и новых законопроектах для людей с ограниченными возможностями
0
«К 2020 году 400 тыс. инвалидов получат работу»
Фото: voi.ru
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

​​​​​​​1 сентября 2016 года в России вступит в силу новый образовательный стандарт. О том, какими будут учителя будущего и что ждет инвалидов после окончания школы, корреспонденту «Известий» Дарье Филипповой рассказал заместитель председателя комитета Государственной думы по труду, социальной политике и делам ветеранов, председатель Всероссийского общества инвалидов Михаил Терентьев.

— Предполагается, что в будущем дети-инвалиды будут учиться не в специализированных заведениях, а в обычных школах. Но как будет формироваться штат сотрудников: сможет ли один преподаватель совмещать функции и учителя, и социального работника, и, возможно, психолога?

– Когда был принят новый закон «Об образовании», появилось понятие «инклюзия». И в Министерстве образования разработали государственный образовательный стандарт по обучению людей с инвалидностью. Преподавательский персонал будет готовиться по этим новым стандартам. Конечно, в каких-то случаях нужны дополнительные специалисты (например, тьюторы), в каких-то — нет. Нам предстоит проделать большую работу: сегодня учителям и так тяжело, а в будущем их ждет дополнительная нагрузка. За один день этот вопрос не решится — большая часть детей-инвалидов начнет учиться в обычных школах не завтра. Действовать будем поэтапно. Но и у специализированных образовательных организаций останется своя ниша.

— Педагогические вузы уже начали готовить специалистов по новым стандартам? Учитывая тот факт, что количество таких высших учебных заведений сокращается.

– Пока мы в начале пути. Сегодня существует только профессиональная переподготовка преподавателей на уровне дополнительного образования. Это позволяет учителям получать новые навыки в работе с детьми-инвалидами.

Все страны прошли этот путь. Италии, например, понадобилось 40 лет, кому-то — 20–30 лет. Пройдет этот путь и Россия. Мы живем в век информационных технологий, и я уверен, что проблемы решим даже быстрее, чем зарубежные страны.

Безусловно, я могу назвать себя сторонником инклюзивного образования, но при его внедрении следует внимательно относиться ко всем видам инвалидности: кроме людей с нарушениями опорно-двигательного аппарата (для которых устанавливают пандусы) есть еще и люди с нарушениями слуха, зрения, с ментальными ограничениями. Для них необходима не только физическая доступность окружающей среды, но и информационная — это требует дополнительных технологий и специалистов. Например, следует продумать, как будут получать знания слепые и глухие дети, как им можно помочь на уроках.

— Считается, что инклюзивное образование сможет помочь человеку с инвалидностью быстрее адаптироваться в обществе. Ведь большинству в будущем нужно будет искать себе работу. Совсем недавно Минтруд заявил, что изменится система трудоустройства инвалидов.

— Инклюзивное образование важно и для людей с физическими ограничениями здоровья, и для всего общества. И в Минтруде заявили, что, во-первых, особое внимание будет уделено трудоустройству молодых инвалидов — вчерашних выпускников. Во-вторых, центры занятости будут активнее работать с инвалидами, а не ждать инициативы от них, — например, поддерживать связь с медико-социальной экспертизой и с общественными организациями, чтобы получать информацию об инвалидах, желающих работать. Этому также будет способствовать внедрение информационной системы федерального реестра инвалидов с 1 января 2017 года. К началу 2018 года мы сможем выявить слабые места в этой системе и скорректировать их. К этому времени мы поймем: нужна ли такая активность центров занятости, в какой форме, не будут ли люди жаловаться на частые звонки?

— Насколько вырастет количество работающих инвалидов?

— Сегодня работает 1,15 млн человек — это лишь треть всех людей с инвалидностью трудоспособного возраста. К 2020 году должны быть трудоустроены еще 400 тыс. человек.

Также предстоит узнать, почему другие инвалиды не могут выйти на работу. Возможно, причины стоит искать извне: например, человек на инвалидной коляске не может выйти из дома, потому что нет пандусов. Такие случаи есть: одна проблема влечет за собой другую, образуя снежный ком. Необходимо комплексное решение проблем доступности: это и образование, и общественный транспорт, и жилье. Законодатели работают в этом направлении: яркий пример — принятие изменений в Жилищном кодексе о признании непригодности для проживания жилого помещения для человека с инвалидностью. Возможно, причины в самом человеке — в уровне его образования и культуре отношения к труду.

— Почему работодатели часто не хотят принимать на работу инвалидов? Каких трудностей они боятся?

— Сверхконтроля и проверок. По Конституции такой человек имеет дополнительные гарантии от государства. Это и сокращенный рабочий день, и более продолжительный отпуск. Не все работодатели хотят с этим мириться.

— Готовятся ли новые законопроекты, которые смогут облегчить жизнь людей с инвалидностью?

— Мы доработаем законопроекты, связанные с доступностью жилья. Власти выделяют деньги на пандусы и подъемники, но жители многоквартирных домов блокируют эти решения. Жалуются, что это портит внешний вид здания или мешает другим жильцам. Во избежание таких проблем мы продвигаем новую законодательную инициативу. В первом чтении документ уже обсудили. Мы вернемся к вопросу, как только соберется новый состав Госдумы.

Еще один законопроект касается парковок, это актуально для больших городов. Часто специальные парковочные места заняты машинами со знаком «инвалид», но непонятно ездит ли инвалид на этом авто на самом деле или нет. Понять это со стороны нельзя. И нормативно-правовой механизм перевозки детей-инвалидов и инвалидов с маломобильностью требует дальнейшего совершенствования. При этом меры против незаконного использования знака и остановки на месте для инвалидов мы ужесточили.

Третье важное направление связано с проблемой неиндексации пенсий для работающих инвалидов. Пусть выплата будет ежегодно повышаться на небольшую сумму — 200–500 рублей, — но это лучше, чем ничего. Вопрос скорее не финансовый, а психологический. Отсутствие индексации дестимулирует инвалида в его отношении к трудоустройству.

Комментарии
Прямой эфир