Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Не давать медали запасным фехтовальщикам решил какой-то садист»

Чемпион Олимпиады-2016 по фехтованию в командной рапире Алексей Черемисинов — о фантастическом камбэке России в финале с Францией, взаимоотношениях со Стефано Чериони и своих первых наставниках
0
«Не давать медали запасным фехтовальщикам решил какой-то садист»
Фото: ТАСС/Валерий Шарифулин
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Из четырех золотых медалей сборной России по фехтованию на Олимпиаде в Рио-де-Жанейро самая драматичная и яркая борьба за награду высшей пробы случилась в командных соревнованиях по рапире среди мужчин. Россияне по ходу финала проигрывали французам девять очков, но сумели вырвать победу. Это один из самых впечатляющих камбэков в мировой спортивной истории в любом виде спорта. Большую лепту в успех внес самый опытный спортсмен из чемпионского состава Алексей Черемисинов, который специально для «Известий» вновь пережил все перипетии того победного дня.

— Перед встречей с вами я как раз пересматривал поединок с французами, — начал разговор Алексей.

— Делали работу над ошибками?

— Да нет, просто хотелось еще раз вспомнить эти золотые мгновения. Мы сильно проигрывали после первой половины встречи — девять уколов. Но сдаваться никто не собирался. После счета 16:25 возникла критическая ситуация, когда встречу еще нельзя было выиграть, но уже можно проиграть. В этот момент мне удалось отыграть четыре укола у Жереми Кадо. После боя Тимура Сафина с Энцо Лефортом счет стал 30:35. Лефорт вообще очень хорошо фехтовал в этот день, поэтому отыграть на нем много было практически невозможно. Следующий бой должен был вновь провести Кадо, но он к этому моменту проиграл оба своих микропоединка — 4:5 и 5:9. И тут их тренер произвел замену, которая в итоге резко повлияла на исход финала. Наверное, здесь сложились два фактора. Во-первых, Кадо проиграл и французы хотели внести свежую струю. И второе — медаль получает только непосредственный участник боев, запасной же остается без награды. Возможно, и это тоже их тренер держал в голове, хотя мне и сложно говорить за него. Мы к тому моменту уже внесли перелом в поединок и дальше пошли по нарастающей. Артур Ахматхузин тут же разгромил вышедшего Тони Элиссе — 10:3! Команда вышла вперед, и дальше надо было удержать преимущество. Конечно, подвести всех я уже не мог.

И вообще, мне кажется, если бы французы не сделали замену, мы бы всё равно взяли свое. Олимпийские чемпионы — это судьба. Дело в том, что Олимпиада — это немного другой вид соревнований. Психологически, эмоционально значимость их такова, что профессиональные навыки и умения часто отходят на второй план. С чисто спортивной точки зрения чемпионаты мира иной раз гораздо интереснее для профессионалов. Но они проходят каждый год. А Олимпиада — раз в четыре года.

— На ваш взгляд, справедливо ли оставлять без медали запасного?

— Очень несправедливо и неправильно. Даже не знаю, какой садист принимал такое решение и с чем оно связано. Уверен, что запасной фехтовальщик должен получать свою медаль вместе с основными спортсменами. Жаль, что Дмитрий Жеребченко не получил награду. Но радовался победе он не меньше остальных.

— С 2013 года с рапиристами работает итальянский наставник Стефано Чериони. Под его руководством результаты резко пошли вверх. Есть ли у Чериони какие-то особые секреты?

— Про секреты лучше сами спросите у него. Мне кажется, он пытается быть не тренером, а, если можно так сказать, пятым игроком в команде. Вместо диктата — быть вместе с командой, в гуще событий. Наверное, это и есть его главный секрет.

— Ваш наставник — итальянец. На каком языке вы общаетесь?

— Он знает некоторое количество русских слов. Но его словарный запас весьма ограничен. Так что общаемся мы чаще всего на ломаном английском. Если бы Юля (переводчица Стефано Чериони. — «Известия») всё время находилась рядом и постоянно переводила, то, наверное, сошла бы с ума. Кроме того, есть много деталей, которые без специальной подготовки перевести просто нельзя. И в конце концов, если нельзя перевести, можно и показать с рапирой в руках! Не скажу, что мы страдаем от того, что не понимаем друг друга.

— Известно, что у рапиристов мужчины и женщины зачастую тренируются вместе. Стефано уделяет женщинам больше внимания? Это не отвлекает?

— Лично мне это никак не мешает. К тому же я очень много работаю со своим личным тренером Дмитрием Шевченко, который ровно 20 лет назад точно так же принес в копилку страны золотую медаль в командной рапире. И еще я очень дотошный, живу по поговорке «Под лежачий камень вода не течет». Если мне что–то нужно узнать, то я буду землю рыть, чтобы добыть эту информацию. И обязательно получу обстоятельный и полный ответ.

— Если бы у вас была возможность поменять командное чемпионство на золото в личном соревновании, согласились бы?

— Нет, конечно. Выиграть Олимпийские игры — это красивая мечта, сказка. Мы сработали командой на отлично. Всё супер. Это была одна мечта на всех. Ничего не хочу менять.

— С 2014 года, когда в Казани вы стали чемпионом мира, и по нынешнее лето, когда вы выиграли чемпионат Европы в Торуне в командной рапире, у вас была лишь одна победа на Кубке мира. Наверное, в этот период на вас многие поставили крест?

— Про крест не слышал. Я всё это время в своих силах не сомневался. Все проблемы начались после того, как у меня развилась характерная для фехтовальщика травма — эпикондилит, в простонародье «локоть теннисиста». Заболевание крайне неприятное — некоторое время не то что рапиру, а даже ложку было тяжело держать. После этого долго не мог вернуться в форму, да и звание чемпиона мира несколько давило. Но к Олимпийским играм я, слава Богу, пришел в себя.

— Как фехтование появилось в вашей жизни?

— Я попал в фехтование, когда мне было 7 или 8 лет. Вырос на площади Ильича, рядом был Дворец детского спорта. В фехтование меня отвела бабушка Валентина Георгиевна, в этом году ей исполнится 96 лет. Первым моим тренером был Лев Серафимович Корешков, который являлся первым наставником четырехкратного олимпийского чемпиона Виктора Кровопускова. Лев Серафимович был универсальным тренером — по–моему, он только шпагой не занимался. Получается, что он уже второго олимпийского чемпиона воспитал!

Подписывайтесь на наш канал «Известия СПОРТ» в Twitter и Instagram

Комментарии
Прямой эфир