Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Российские ватерполистки в Рио прыгнули выше головы»

Двукратный олимпийский призер Дмитрий Апанасенко — о поражении наших ватерполисток в полуфинале Игр в Рио, шансах на бронзовые медали в матче против Венгрии и ситуации в российском водном поло
0
«Российские ватерполистки в Рио прыгнули выше головы»
Фото: Фотохроника ТАСС/Уткин Игорь
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В пятницу на Играх в Рио-де-Жанейро женская сборная России по водному поло проведет матч за третье место против Венгрии, в котором может выиграть первые с 2000 года олимпийские медали. О возможном успехе россиянок и обстановке в отечественном водном поло корреспонденту «Известий» Алексею Фомину рассказал знаменитый ватерполист, тренер мужской юниорской сборной России Дмитрий Апанасенков.

— Наша сборная довольно слабо отыграла в групповом турнире. Победный матч с Бразилией — не исключение, в четвертьфинале с Испанией Россия играла намного лучше. Это тот случай, когда результат абсолютно по делу. Перед игрой был такой психологический нюанс: на мартовском олимпийском отборе наша сборная уже играла против испанок. Они вели перед последним периодом в четыре мяча (9:5), но россиянки отыгрались. Думаю, та история и довлела над испанками. До этого мы проигрывали Испании везде и регулярно.

— А победить итальянскую команду шансы были?

— Они в отличие от Испании не играют в открытое водное поло. Итальянки очень закрыты и выжимают максимум из всех ситуаций — будь то розыгрыш лишнего игрока, контратаки или игра в равных составах. У них очень мобильная подстраховка. Нам изначально было очень сложно. Италия по своей стилистике — самый неудобный соперник для России. В этом смысле Венгрия или Китай для нас были бы гораздо удобнее. Поэтому я бы не стал списывать со счетов нашу сборную перед матчем за третье место — шансы есть, хоть мы и не являемся фаворитами. Венгерки — чемпионки Европы, но мы традиционно играем с ними лучше, чем с итальянками. Возможно, сборная России еще улучшит свое функциональное состояние к последнему матчу. Ведь наши спортсменки неважно смотрелись в групповом турнире, но уже в четвертьфинале с Испанией физически выглядели гораздо лучше. 

— То, что Россия до последнего игрового дня борется за медали в женском водном поло, можно назвать сенсацией?

— Скорее прыжком выше головы. Объективно в женском водном поло есть три однозначно сильнейшие сборные — это США, Австралия, а также Нидерланды, которые просто по трагическому стечению обстоятельств не попали на Олимпиаду. Россия в одном эшелоне с Италией, Испанией, Венгрией, Грецией и Китаем. И если россиянки прорываются в такой компании в борьбу за призы, то это прыжок выше головы. Прыжок ожидаемый — наши девочки способны сейчас завоевать медали.

— Разве в мужском водном поло всё хуже?

— На сегодня уровень очень низкий. И пока никакой Ратко Рудич (главный тренер мужской сборной Бразилии, самый титулованный ватерпольный тренер мира. — «Известия») здесь не поможет — по всем показателям мы в Европе на 7–9-м месте. При этом мы могли попасть на Олимпиаду в Рио, не будь такой скомканной подготовки к олимпийскому отбору, когда не удалось найти средств для выезда хотя бы на один турнир. А для нас смерти подобно выходить на олимпийский отбор, не сыграв ни одного спарринга за границей. Но даже если бы мы отобрались в Рио, выход в четвертьфинал был бы для нас и вовсе сенсацией. Изменить всю эту ситуацию по щелчку невозможно, даже если в водное поло придет финансирование на уровне хотя бы гандбола или волейбола.

— Что за история с отсутствием средств на выезд за границу?

— По итогам последнего чемпионата Европы мы попали на олимпийский отбор. А также напрямую вышли на чемпионат мира в Будапеште и следующий Евро 2018 года в Барселоне, что уже достижение. После попадания на олимпийский отбор у нас было около полутора месяцев на подготовку. В этот период нужно было сыграть пару турниров или с десяток товарищеских игр на выезде. Мы договорились с Венгрией, они ждали нашего приезда. Более того, венгры были готовы пригласить нас на международный турнир, который они организовали накануне отбора. На эти два выезда в общей сложности требовалось около €25 тыс. Но таких денег не нашлось. В итоге мы остались в России.

В последний момент договорились с Бразилией, что их сборная приедет к нам на четыре дня. Но бразильцы были уже измочаленные после постоянных турне и объективно не были тем спаррингом, по которому можно было оценить свою готовность. Игра дома при пустых трибунах с полумертвыми бразильцами — это не тот уровень подготовки. В результате мы приехали на олимпийский отбор, и, по сути, первая же игра с Канадой стала решающей. Мы вели 6:4 за три минуты до конца матча, но проиграли 6:7 и упустили шанс попасть на Олимпиаду.

— Шансы попасть на Игры-2020 в Токио у российских ватерполистов есть?

— Я пока не вижу, за счет чего это можно сделать, кроме удачи. Мы почти не участвуем в мировых соревнованиях, если не считать ЧМ-2015 в Казани, куда мы попали автоматом как хозяева. У нас нет собственной тренировочной базы, мы тренируемся в одном бассейне с прыгунами в воду. Или клянчим воду у синхронисток. Сейчас я сижу на сборе с юниорской сборной на Круглом озере. Синхронистки уехали на Олимпиаду — нас впустили в комплекс. Вернутся девчонки из Рио — нас «попросят». А у нас три мужские юниорские команды и три женские, а также по одной национальной команде. Будет трудно выпрыгнуть из этой пропасти, если не будет своей материально-технической базы. Есть школа в Златоусте — она поставляет кадры. Спорткомплекс в Киришах Ленинградской области поставляет неплохих ватерполисток, из них пять человек сейчас в сборной. В Москве есть небольшая школа «Скиф». А женская сборная перед этой Олимпиадой ютилась с прыгунами в воду. И выезжают они только на энтузиазме. Так что удивительно, что мы еще на олимпийские медали претендуем.

Подписывайтесь на наш канал «Известия СПОРТ» в Twitter и Instagram

Комментарии
Прямой эфир