Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Очень рад, что ошибся в прогнозах относительно Клишиной»

Чемпион мира по легкой атлетике Сергей Шубенков — об успешном обжаловании Дарьей Клишиной недопуска на Олимпиаду в Рио и отсутствии логики в действиях IAAF
0
«Очень рад, что ошибся в прогнозах относительно Клишиной»
Фото: РИА НОВОСТИ/ Антон Денисов
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В минувшие выходные единственная допущенная на Олимпиаду российская легкоатлетка — прыгунья в длину Дарья Клишина — решением Международной федерации легкой атлетики (IAAF) едва не лишилась шансов на участие в Играх, но успешно обжаловала в Спортивном арбитражном суде (CAS) свое отстранение. Чемпион мира-2015 в беге на 110 м с барьерами Сергей Шубенков в интервью корреспонденту «Известий» Алексею Фомину высказал свое мнение о ситуации с нашей прыгуньей и дальнейших шагах, которые предпримут отстраненные от главных соревнований четырехлетия российские легкоатлеты. 

— Я был в шоке от субботних новостей по Клишиной. Вроде бы после июльских событий, коснувшихся всех российских легкоатлетов, нужно быть готовым ко всему. Но IAAF смогла удивить снова. Прекрасно понимаю, через какие круги ада прошла Даша за последние два дня. По сути, логику IAAF можно сформулировать так: «И в телегу не сяду, и пешком не пойду». Они же как раз под нее и сформулировали заведомо невыполнимые критерии вроде тренировок и участия в соревнованиях за пределами России, чтобы одну Клишину и допустить. Да еще так сформулировали, что об их невыполнимости страна узнала, когда все дедлайны уже прошли. Поэтому маневр непонятный, учитывая, что был взят курс на допуск лишь одной спортсменки.

Но Дарья явно была готова к такому повороту и сразу подала апелляцию. Ее представитель говорил, что она ещё 6 августа от IAAF получила какие-то вопросы. Значит, всё это витало в воздухе уже неделю. Хорошо, что суд встал на её сторону. Я не очень верил, что такое возможно, но теперь это эксклюзивный случай, когда я очень рад, что был неправ. Хотя бы здесь есть здравый смысл, и хотя бы в этом случае не работает логика в стиле «мы тут кое-что нашли — всё очень серьезно, однако вам не покажем, но отстраним».

Впрочем, в остальном здесь вообще тяжело искать логику. Ведь сам Ричард Макларен признается, что у его комиссии было мало времени на расследование всех обстоятельств — они собрались только в мае. Так зачем уже через два месяца делиться с мировой общественностью своими выводами? Только для того, чтобы успеть до Олимпиады? А что мешает спокойно провести расследование и в случае обнаружения нарушений отменить часть результатов в Рио уже постфактум? Как будто до этого наши международные организации так не делали. Отбирают же медали и через восемь лет.

В этом «секретном списке» Макларена — свыше 600 наших спортсменов. В отношении половины из них (54% — «Известия») комиссией признается, что они могли получить какие-то преимущества от Disappearing Positive Methodology (методология уничтожения позитивных проб. — «Известия»). Но конкретно кто и от чего «откосил», Макларен объявить не готов. В отношении остальных 46% были зарегистрированы Adverse Analytical Findings (пробы с «положительными аналитическими следами». — «Известия»), что в дальнейшем могло повлечь — и, скорее всего, повлекло — констатацию антидопингового нарушения и назначение наказания.

— Чего российским спортсменам ожидать от IAAF в будущем?

— Дальнейшего давления на нас, которое — и это уже очевидно — является целенаправленным. Тут идея в том, что если IAAF не будет топтать и унижать наших спортсменов — растопчут и унизят их. За счет нас они решают свои проблемы и спасают репутацию.

— Вместе с Еленой Исинбаевой в Федеральном суде Швейцарии вы пытались обжаловать решение CAS о вашем недопуске на Олимпиаду, но получили отказ. Вы уже получили мотивировочную часть решения?

— Бумага из суда пришла на английском языке. Я — в меру своих языковых познаний — прочитал. Честно говоря, мне их объяснения непонятны, но здесь я не буду давать оценок, поскольку не являюсь практикующим юристом. Но там изначально шансов у нас с Еленой практически не было — мы цеплялись за последнюю соломинку, чтобы попасть в Рио. Важно понимать: на заседании, где нам отказали, Федеральный суд Швейцарии не рассматривал дело по существу, поскольку речь шла не об обжаловании решения CAS, а о его приостановлении. Приостановление могло дать нам надежду на попадание в Рио. Но даже если бы случилось чудо и мы добились бы своего, разбирательства всё равно продолжились бы. Они и сейчас, когда мы уже остались без Олимпиады, продолжаются.

— Какой результат был бы для вас удовлетворительным? Публичные извинения со стороны IAAF? Финансовая компенсация?

— И то, и другое. И желательно побольше (смеется). Мы будем обсуждать этот вопрос уже после Олимпиады. Сейчас всё на небольшой паузе — пытаемся отойти от прошедших испытаний и переосмыслить всю эту историю. Важно понять, в какой форме мы будем подавать иски в суды. Возможно, пойдем по отдельности. Возможно, снова объединимся с ОКР, Министерством спорта и ВФЛА. Проведем подсчеты своих затрат на подготовку, выезды на сборы, а также затраты ОКР, Минспорта и федерации. Не исключено, что будем считать и недополученные гонорары за участие в Бриллиантовой лиге, от которой нас «отцепили» после ноябрьского отстранения ВФЛА. Идей много, но пока что это только теория. Известен только следующий шаг — обжалование решения CAS в Швейцарском трибунале.

— Елена Исинбаева уже заявляла о возможном выдвижении своей кандидатуры в президенты ВФЛА. Вы поддержите ее?

— Поддержал бы, будь у меня такие полномочия. Но решаю здесь не я. Хотя для меня очевидно, что Исинбаева абсолютно подходит для этой работы. Ее спортивные достижения, масштаб личности, опыт организации ряда спортивных и околоспортивных мероприятий говорят о том, что она бы справилась.

— В понедельник в Рио стартуют соревнования в вашей дисциплине. Будете их смотреть?

— Все-таки да. Хотя поначалу не хотел вообще смотреть Игры, но сейчас морально уже отошел от всего произошедшего и буду за ними наблюдать.

— Ямаец Омар Маклауд — фаворит этих Игр в беге на 110 м с барьерами?

— Конечно, он фаворит, но — не безраздельный, а «один из». У него лучший результат сезона — выбежал из 13 секунд. Но Омар не очень стабилен. Даже если подходит к старту в отличной форме, никогда не знаешь, как у него сложится бег. Поэтому в нашей дисциплине я жду достаточно равной борьбы в Рио. Очень интересно будет посмотреть на Орландо Ортегу — кубинца, ныне выступающего за Испанию. Не стал бы сбрасывать со счетов и французов, а особенно Паскаля Мартино-Лагарда.

Подписывайтесь на канал «Известия СПОРТ» в Twitter и Instagram

Комментарии
Прямой эфир