Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Решение Международного паралимпийского комитета об отстранении российских спортсменов от участия в Паралимпийских играх в Рио-де-Жанейро, на мой взгляд, абсурдно и неправомерно.

Оно откровенно политизировано и стало грубым попранием не только основного принципа олимпийского движения, по которому спорт должен быть вне политики, но и нарушением элементарных норм европейского права и прав человека в целом.

Напомню, МПК лишил международного членства Паралимпийский комитет России и отстранил от Паралимпийских игр всю нашу сборную. Такое решение было принято на основании пресловутого доклада Макларена, возглавлявшего комиссию WADA. Составители доклада утверждают, что в период с 2012 по 2015 год исчезли 35 положительных проб российских паралимпийцев.

Но при этом Международный паралимпийский комитет не предъявляет России никаких конкретных фактов для того, чтобы мы сами могли расследовать эти обвинения и, если они подтвердятся, наказать виновных.

В этой ситуации МПК допустил целый ряд грубейших нарушений.

Нарушен краеугольный юридический принцип — презумпция невиновности. Факты применения допинга российскими паралимпийцами не доказаны, а наказание уже вынесено.

Конечно, если кто-то из российских паралимпийцев виновен в применении допинга, он должен понести наказание. Но не все остальные! То есть фактически Международный паралимпийский комитет использует принцип коллективной ответственности.

Более того, процедура любого суда, будь он государственный или общественный, должна выглядеть вполне определенным образом: предъявление обвинения, расследование, приговор. А нам предъявляют обвинение и сразу же выносят приговор со словами: «После этого будем проводить расследование». Господа сторонники европейских ценностей, если мы пойдем и дальше в этом направлении, то станем «отрубать головы невиновным и награждать непричастных».

Представляется необходимым указать еще на один аспект проблемы, на который в общей суматохе просто не обратили внимания.

Исчезновение допинговых проб ни в коей мере не является сферой ответственности Российского паралимпийского комитета!

Хочу напомнить, что пробами занималось РУСАДА — структурное подразделение WADA. И ни Владимир Лукин, ни Павел Рожков, ни кто-то другой никакого отношения к допинг-пробам паралимпийцев ни в Сочи, ни где бы то ни было еще никогда не имели. Вообще, хотел бы обратить внимание и на то, что Паралимпийский комитет России (ПКР) уже неоднократно подвергался сугубо политическим нападкам.

Нас обвиняли, например, в том, что якобы мы — часть единой «государственной машины». Но ведь это смешно. Президент ПКР Владимир Лукин, один из основателей «Яблока», — это правая оппозиция. Я — беспартийный член фракции КПРФ — это левая оппозиция.

Член исполкома ПКР Михаил Терентьев, паралимпийский чемпион-колясочник, лидер Всероссийского общества инвалидов, представляет «Единую Россию». Как мы можем быть частью единой государственной машины, когда мы на выборах боремся друг с другом, а по части паралимпийского спорта сотрудничаем?

Надо сказать, что в паралимпийском движении российская сборная — сравнительный новичок. Впервые мы приняли участие в Паралимпиаде в 1988 году. В 1996 году в Атланте мы были шестнадцатыми. С тех пор мы постоянно, с каждым годом улучшали результаты. Например, в Пекине в 2008 году мы были восьмыми, в Лондоне в 2012-м — уже вторыми по количеству золотых медалей и третьими по общему числу медалей.

Еще один важный момент.

До сих пор мы старались не говорить это публично, но теперь у нас нет причин скрывать этот факт. После успеха российских паралимпийцев в Лондоне наши коллеги из Международного паралимпийского комитета стали заменять виды спорта и дистанции, на которых мы выступали наиболее успешно, другими, в которых мы не показывали высоких результатов.

Тем не менее Паралимпийский комитет России и в особенности Федерация спортсменов с поражением опорно-двигательного аппарата (СПОДА) сумели быстро перестроиться. И на этой Паралимпиаде у нас были абсолютно реальные шансы войти в тройку лидеров.

Я считаю, что именно наш прогресс является главной причиной попытки не пустить российскую паралимпийскую сборную на Игры в Рио.

В российской паралимпийской сборной 265 лицензий, которые завоевываются на международных турнирах и дают право на участие в Паралимпиаде. Естественно, мы намерены защищать своих паралимпийцев и немедленно обратимся в Лозаннский суд, который недавно уже выносил решение в пользу пострадавших российских спортсменов.

Еще раз подчеркну: решение МПК принято с многочисленными нарушениями юридических норм и прав человека. Поэтому я надеюсь, что суды вынесут решение в пользу российской паралимпийской сборной. Если еще и суды пойдут по этой же линии, значит, Шпенглер был прав, и мы наблюдаем не что иное, как закат Европы.

Позиция руководства Паралимпийского комитета остается неизменной: лучше получить меньше мест в паралимпийской сборной, чем рисковать обвинением в допинге.

И вообще мы никогда не строили медальных планов. Задача, которую мы ставили нашим ребятам, всегда была одна и та же: выступить достойно, показать, что вы способны преодолеть ваши ограниченные возможности здоровья. Каким будет результат, за такой мы вас и любим.

Автор – депутат Госдумы РФ, первый вице-президент Паралимпийского комитета РФ

Все мнения >>

Комментарии
Прямой эфир