Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Минтруд начинает реформу психоневрологических интернатов

150 тыс. обитателей самых закрытых социальных учреждений дадут шанс на получение частичной дееспособности и человеческие условия проживания
0
Минтруд начинает реформу психоневрологических интернатов
Фото: РИА Новости/ Андрей Архипов
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Минтруде создана рабочая группа по реформированию психоневрологических интернатов (ПНИ). Соответствующий приказ подписал министр Максим Топилин, сообщили «Известиям» в пресс-службе ведомства. Одним из пилотных проектов станет Москва.

В психоневрологических интернатах живут взрослые люди не только с психическими нарушениями, как принято считать, но и просто инвалиды, нуждающиеся в постоянном или частичном уходе и наблюдении. Всего в России таких учреждениях содержатся почти 150 тыс. человек. Около 30% из них — это выпускники детских домов, имеющие инвалидность или нарушения психики. По достижении совершеннолетия они переводятся во взрослые интернаты, где живут, как правило, до самой смерти. Фактически любой сирота, имеющий проблемы со здоровьем, обречен на это. Другие постояльцы ПНИ — инвалиды, потерявшие родственников или от которых отказались близкие. Есть и те, кто попали в ПНИ, пройдя принудительное лечение по решению суда, то есть, по сути, социально опасные люди. Общественные организации ставят вопрос, насколько целесообразно содержание осужденных с обычными людьми.

Для большинства людей, попавших в психоневрологический интернат, обратной дороги нет. Точных данных о продолжительности жизни тех, кто оказался в ПНИ, нет, однако специалисты считают, что она значительно ниже, чем у людей с теми же проблемами со здоровьем, живущими в семьях.

При этом сама система этих учреждений очень закрытая, то, что происходит внутри их стен, как правило, предается огласке лишь после очередного ЧП.

После одного из них — пожара в ПНИ в Воронежской области в декабре прошлого года, в результате которого погибли 23 человека, глава Минтруда Максим Топилин заявил о необходимости реформы.

Общественные организации регулярно говорили о фактах нарушения прав граждан в стенах этих учреждений. Как сообщила «Известиям» член Общественной палаты, председатель Общественного совета Минтруда Елена Тополева, вошедшая в рабочую группу, жалобы поступают регулярно из разных регионов.

— Не могу сказать, что таких случаев стало больше: стало гораздо больше внимания со стороны общества. Во-вторых, появились средства коммуникации и даже в таких закрытых учреждениях люди находят возможность сообщить о своих проблемах. И общество стало более активным, волонтеры приходят в эти интернаты, стараются помочь. Раньше ПНИ жили как за китайской стеной, – говорит Тополева.

В июне на заседании Совета при правительстве России по вопросам попечительства в социальной сфере общественники предложили проект «дорожной карты», которая должна лечь в основу проекта реформы.

Как ожидается, рабочая группа при Министерстве труда соберется на первое заседание в сентябре. Вместе с тем уже выбраны регионы, где будут осуществляться пилотные проекты: это Ленинградская и Псковская области, Пермский край и Москва.

Член Совета по вопросам попечительства в социальной сфере при правительстве РФ, сопредседатель координационного совета по делам инвалидов и других лиц с нарушениями жизнедеятельности при Общественной палате РФ Елена Клочко вошла в состав рабочей группы при Минтруде. Она рассказал «Известиям», что в Москве создана собственная рабочая группа по реформированию ПНИ, которая уже начала свою работу.  

В четверг в департаменте соцзащиты населения столицы было принято решение о создании экспериментальных площадок на базе интернатов № 18 и № 30, где будут апробироваться основные элементы реформы. По словам Елены Клочко, если говорить о «федеральной» рабочей группе, то речь идет о принятии решений федерального уровня, которые можно разделить на срочные и долгосрочные.

— Срочные решения — это, например, пересмотр нормативно-правовой базы, на основе которой действуют ПНИ. Есть принятая практика, которая мешает людям жить. Например, вы имеете возможность посещать своих родственников только в часы, установленные интернатом, – говорит Елена Клочко. – Почему, спрашиваем мы? Это не пенитенциарное учреждение. Это учреждение социального обслуживания. Есть ряд моментов, связанных с излишним медицинским наблюдением, с закрытостью интернатов. Все это проблемы можно решить срочно, они имеют отношение к нормативно-правовой базе.

— В интернатах есть люди, которых туда сдали родственники с целью получения жилья, — приводит Клочко еще один пример. — Они находились в плохом состоянии, их госпитализировали, потом поместили в интернат и выписали из квартиры. Таких людей до 10% из тех, кто находится в ПНИ. Это связано с тем, что существует практика выписки людей из собственного жилья при попадании в ПНИ. А эту проблему легко решить, если выпустить нормативно-правовой акт, согласно которому человек, имеющий собственное жилье, попадает в ПНИ на временное пребывание, а не постоянное. А сейчас получается, что люди, которые социализировались, не имеют возможности выйти из ПНИ и сидят на шее у государства просто потому, что им некуда идти.

Елена Клочко сообщила, что больше всего жалоб из ПНИ поступает на принудительную госпитализацию, на избыток медицинских препаратов, на наказание в виде изоляции.

Долгосрочная цель реформы — переход от крупных государственных ПНИ с большой скученностью жильцов к малокомплектным домам с достаточным количеством подготовленного персонала.

Кроме того, речь идет о создании системы поддержки и адаптации тех, кто покидает стены такого учреждения. Сейчас ресоциализацией несчастных, обучением их жизни в обществе занимаются лишь общественные организации в некоторых регионах.

— Когда человек вышел из интерната, он должен пройти врачебную комиссию и пойти в суд для восстановления своей дееспособности, — рассказывает Елена Клочко. — Внутренняя врачебная комиссия принимает решение, может ли человек жить самостоятельно. Если он не может сам себе приготовить еду или не знает, как расплачиваться деньгами, комиссия принимает решение, что жить он самостоятельно не может. Но это же вопрос его социальной адаптации! Это то, что легко решается системой сопровождения. Это главное условие для того, чтобы от огромных запертых учреждений переходить к человеческим условиям жизни.

Елена Клочко подчеркнула, что одна из главных задач — создание системы дифференцированного подхода к группам граждан в зависимости от степени их дееспособности. Сейчас существует понятие ограниченной дееспособности. Но фактически такой статус людям дают очень редко: государству проще признать гражданина недееспособным, пояснила она. Чиновники объясняют, что таким образом они защищают имущество недееспособных граждан.

— А ведь ограниченная недееспособность — это очень разумное ограничение: сделки с недвижимостью он проводить права не имеет, а хлебушек купить себе может, — говорит Елена Клочко. — Или самостоятельно потратить остаток своей пенсии — 2,5 тыс. рублей (70% пенсии отходит ПНИ за оказание услуг). А он не может, потому что он недееспособный, ограниченный и запертый. Дифференцированный подход — одно из важнейших условий, если вообще говорить об изменениях.

Комментарии
Прямой эфир