Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Наталия Белохвостикова: «Нас учили быть не звездами, а артистами»

Народная артистка России — о высокой планке, ошибках молодежи, воспитании детей и благотворительном фонде
0
Наталия Белохвостикова: «Нас учили быть не звездами, а артистами»
Фото: РИА НОВОСТИ/Евгений Биятов
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Наталия Белохвостикова отмечает 65-летие. Несмотря на то что за последние годы в ее фильмографии не появилось новых ролей (две последние «семейные» картины с участием артистки еще не вышли в прокат), творческая деятельность легенды советского кино не прекращается — актриса пишет новую книгу и создает благотворительный фонд, с новости о котором именинница и начала беседу с корреспондентом «Известий». 

— Наталия Николаевна, где вы снимаетесь, чем занимаетесь сейчас?

— Двенадцать лет я проводила фестиваль «Я и семья», а сейчас создаю одноименный благотворительный фонд. Заниматься он будет вещами, которые вытекают из слова «семья»: проблемами стариков, брошенных и оставленных в детских домах детей. Пока мы «сочиняем» наш фонд и надеемся, что он скоро начнет функционировать. 

Еще я пишу вторую книгу. Также заканчиваем фильм по сказке Пушкина, но у нас плохо с финансированием, хотя Пушкин — наше всё... Мы снимаем «Сказку о царе Салтане» уже больше трех лет, я играю сватью бабу Бабариху. Сейчас ищем деньги на эту картину. 

— Какова судьба картины вашей дочери Натальи Наумовой «В России идет снег»? 

— Российского проката нет. Надеюсь всё же, что фильм выйдет — хотим, чтобы его показало телевидение. Может быть, таким образом о нем узнают. Это замечательная картина и последняя роль Валерия Золотухина в кино. А я играю совершенно неожиданную для себя роль пьяненькой битломанки, поющую вместе с Золотухиным песни «Битлз». Это трогательная, философская, трагическая история, которая, как мне кажется, попала в точку именно сегодня. Но, к сожалению, не всё, что мы делаем, доходит до зрителя. 

— Вспоминаю пересказанные вами слова Сергея Герасимова: «Вы должны играть роли, после которых вам не станет стыдно. Думайте, что играете». Сегодня далеко не все актеры думают, что играют: выходишь после фильма, а внутри пустота. Жалко зрителей, которые платят за это деньги. 

— Мне тоже жалко. У меня возникают такой же вопрос и такие же мысли. У меня был великий учитель — Герасимов. Вообще были великие старики, которые поднимали планку. И планка эта была высока. Мы понимали, что должны стать артистами, а не «звездами», что было для нас стыдно. 

Моим первым партнером был Шукшин. Потом Жаков, Смоктуновский, Евстигнеев, Леонов, Даль — великие артисты. Я понимала, как надо, знала, что ниже нельзя опускаться, — это стыдно, неправильно. Видела, как они относятся к тому, что делают. Для них каждый съемочный день был как последний. Так играли Высоцкий, Даль, так играли мои замечательные партнеры, ныне здравствующие: Игорь Костолевский, Боря Щербаков, Саша Панкратов-Черный. Я их очень люблю. Поэтому не пускаюсь во все тяжкие — думаю, что делаю. 

Сейчас планка очень низкая. Возможно, это не вина актеров, которые отправляются в длинные путешествия по сериалам, а просто нет человека, который им скажет: «Ребята, это не очень хорошо. Надо как-то подтянуться». Нельзя, наверное, никого винить. Мы это будто впитали с молоком матери. Прошли четырехлетнюю школу ВГИКа, видя и слыша Герасимова, смотря вокруг, зная фильмы, которые выходили параллельно. 

Тогда невозможно было посмотреть всё, что мы хотели. Никаких DVD не было. Ездили в Белые Столбы смотреть картины Антониони, братьев Тавиани, Висконти, Феллини. Потом я познакомилась с Феллини и с Тонино Гуэрра лично. С последним общалась всю жизнь. И это общение, съемки в картине «Белый праздник» по его сценарию — колоссальный пласт моей жизни. 

— Я зачитывалась историей вашей любви с Владимиром Наумовым. Огромный букет тюльпанов, где цвет одного цветка не повторял другой; бесконечные ночные телефонные разговоры... Какими вы видите современных влюбленных? Вы вправе об этом рассуждать — у вас всё получилось идеально.

— Может быть, просто нашлись на этом свете мы с Володей. Мы разные настолько, насколько это возможно. Но с годами стали совершенно одинаково думать. Сидим иногда в комнате, один начинает говорить, а другой вдруг: «Ой! Я только хотел тебе это сказать!». Есть какая-то тайна в этом. 

Мне кажется, нет рецептов идеальной любви. Но надо быть мудрее: беречь людей, которые рядом, ценить их. Сейчас век — я это ощущаю даже по друзьям — немного колючий. Мы быстро от чего-то отказываемся, куда-то бежим. Важно не разучиться ценить и беречь, потому что для меня самое страшное — терять близких людей. После этого живешь, но уже с одним крылом, или без него, или вообще без какой-то части тела. 

Жизнь — быстрая, как молния. Мы порой не ценим то, что рядом, близко, на расстоянии вытянутой руки, а это часто — самое дорогое. 

— Я сужу по своему поколению: есть какие-то ложные ценности, связанные с материальным аспектом.

— Да, есть. Мне кажется, в этом кроется очень большая ошибка. Самое главное — взаимопроникновение: чтобы люди дышали одним воздухом, смотрели в одну сторону. Если ты понимаешь, что этот человек — твой, надо делать всё, чтобы он был рядом всегда. Правду говорят: «С любимыми не расставайтесь». 

— Ваша дочь с вами советовалась в вопросе выбора?

— Она у меня закрытый человечек. Так, чтобы очень советовалась, — нет. Но всё равно мы подружки, я всегда знала, что с ней происходит. Но решение всегда было за Наташей — меня так научили родители. Они никогда не давили, могли что-то сказать, но это никогда не было определяющим. Всегда считали, что я взрослая — должна решать сама. 

— Через 33 года после рождения дочери судьба подарила вам возможность еще раз взяться за воспитание маленького человека. Были различия в подходе?

— Я очень плохой Макаренко: всегда считаю, что мои дети правы, доверяю им, и они это знают. Что касается сынули, всё как-то обоюдно. Я у него училась и до сих пор учусь, потому что такого сострадания, любви, открытости я никогда не знала. 

Кириллу уже 13 лет, он выше меня, замечательно учится, изучает два языка, лепит удивительно, собирается стать математиком. Очень умный парень, и столько в нем нежности, желания всё отдать. Это касается не только семьи, а вообще людей. Иногда мне даже страшно становится, что такой удивительный человек пришел в этот мир. 

— Какие события вашей жизни за последние пять лет вы могли бы выделить? 

— У меня такого нет. Не люблю подводить итоги. Не пересматриваю свои картины и стараюсь не оглядываться назад. Всё время смотрю вперед, думаю: «А что дальше?». Единственное, что могу сказать: я всё делаю, полностью отдавая себя — будь то работа или жизнь.  

— Тогда я со свойственным вам оптимизмом спрошу: а что дальше?

— Надо поставить жирную точку с Пушкиным, и тогда можно двигаться вперед. Есть  замечательный сценарий и роль, написанная специально для меня. Очень ее жду. 

Сейчас я полностью занята созданием фонда — в продолжение своего фестиваля, который многое передо мной открыл. Если бы не он, не увидела бы многих проблем, прошла бы мимо, не заметила, а сейчас я там, внутри. Знаю, что очень сложно просить, что помогают с трудом, но помощь нужна очень многим. На это у меня есть энергия, силы, желание и, надеюсь, возможности. 

— Помощь нужна сейчас даже нашей олимпийской сборной. Вы следите за тем, что сейчас происходит с нашими спортсменами? 

— Я человек, мало что понимающий в политике, хотя папа у меня — посол, дипломат. Но когда я смотрю на нашу великую Елену Исинбаеву, у меня слезы наворачиваются, потому что понимаю: она отдала своему делу всю жизнь. Хочется, чтобы каждый шел к своему результату и был шанс доказать себе — можешь или нет. Страшно, когда вот так, на лету, твой полет прерывается...

Cправка «Известий»

Свою первую роль в фильме Сергея Герасимова «У озера» Наталья Белохвостикова сыграла, еще будучи студенткой ВГИКа. В ее фильмографии — картины «Красное и черное», «Легенда о Тиле», «Тегеран-43» и другие знаковые фильмы советского кинематографа. Дважды удостаивалась Государственной премии СССР. Замужем за режиссером Владимиром Наумовым. В 1974 у супругов родилась дочь Наташа, в 2007 году пара усыновила трехлетнего Кирилла. 

Комментарии
Прямой эфир