Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Косачев рассказал о трех этапах мира после холодной войны

По мнению председателя комитета СФ по международным делам, сейчас происходит возврат к первому этапу — стремлению к военному превосходству одних стран над другими
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Председатель комитета СФ по международным делам Константин Косачев в эксклюзивном интервью «Известиям» рассказал о трех этапах, которые прошел мир с момента окончания холодной войны.

— С момента окончания холодной войны с точки зрения решения вопросов безопасности мир прошел три этапа и сейчас находится на пороге четвертого, и каким он будет, мы не знаем.

Этап первый — это примерно 1950–1960-е годы, когда безопасность отдельно взятого государства либо группы государств обеспечивалась за счет военного превосходства. Нужно было быть сильнее своего потенциального врага, чтобы он на тебя не напал. Началась гонка вооружений, потому что этой философии следовали все, кто мог. Создавали блоки, развивали системы вооружений, — говорит Косачев. — Второй этап начинается, это 1970–1980-е годы, когда до всех доходит, что это путь в никуда. Всё, что ты ни делаешь для того, чтобы быть сильнее своего противника потенциального, компенсируется его аналогичными действиями. Для того чтобы обеспечить безопасность, достаточно договариваться о том, чтобы твой соперник не становился сильнее тебя. Меняется философия: не ты должен быть сильнее, а не допустить того, чтобы твой потенциальный враг оказался сильнее тебя. Начинается эпоха договоренностей о балансе сил как основном факторе обеспечения безопасности.

Третий этап, по словам сенатора, наступил с развалом Советского Союза и роспуском Организации Варшавского договора. Это 1990-е годы, нулевые годы до последнего времени. Вышедшие из состояния холодной войны государства договорились в Парижской хартии для новой Европы (это документ ноября 1990 года), что они будут сохранять логику второго этапа и выстраивать коллективную безопасность, которая не будет содержать взаимных угроз, потому что уровень военного противостояния будет и далее снижаться, а подписанты выступят в качестве равных партнеров в деле строительства новой системы безопасности.

— Что произошло де-факто? Вместо того чтобы следовать своим обязательствам по Парижской хартии, американцы и их союзники по НАТО фактически возродили логику первого этапа — 1950–1960-х годов. Они вновь стремятся обеспечить свою безопасность за счет достижения одностороннего военного превосходства. Расширяется НАТО, растут военные бюджеты, создаются новые виды оружия.

Тем самым вновь безопасность оказывается разделенной на привилегированную — для себя и на остаточную — для всех остальных. Напрашивается сравнение с самолетом с тремя классами салонов. Первый класс — это НАТО, бизнес-класс — лояльные к НАТО союзники, те, кто разделяет модель однополярности, и экономкласс — для всех остальных. «Не хотите быть с нами в нашей модели? Ну и разбирайтесь тогда сами со своими проблемами». Проблема только в том, что в багажном отделении тикает бомба, и она представляет равную угрозу для всех. Нельзя делить безопасность на классы и считать, что, если ты для себя ее обеспечил исключительным образом, ты находишься в безопасности, — считает Косачев.

Полностью интервью с Константином Косачевым читайте в материале:

Косачев: оппоненты могут довести до второго Карибского кризиса

Комментарии
Прямой эфир