Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Говорить о борьбе с бесами, сидящими в нас, надо с улыбкой»

Народный артист России Николай Досталь — о том, как на основе житий праведников сделать фильм для широкого проката
0
«Говорить о борьбе с бесами, сидящими в нас, надо с улыбкой»
Фото предоставлено пресс-службой фестиваля VOICES
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Одним из центральных событий прошедшего в Вологде VII фестиваля VOICES стал показ нового фильма Николая Досталя «Монах и бес» — о странных происшествиях с монастырским послушником. С одним из ведущих российских режиссеров встретился корреспондент «Известий».

 — Как появился сценарий этого фильма?

— «Монах и бес» основан на двух житиях. Телефильм «Раскол» я снимал отчасти в Нило-Сорской пустыни в Вологодской области и там узнал об Иване Семеновиче Шапошникове. Это подвижник первой половины XIX века, несший послушание в этом монастыре и работавший там на кухне. Моего героя зовут Иван, Семенов сын. А посетив Великий Новогород, я узнал об Иоанне Новгородском, святом XII столетия. Однажды он молитвой поймал беса в рукомойнике...

Бес взмолился: отпусти! «Отпущу, — сказал Иоанн, — если ты меня донесешь в одну ночь в Иерусалим ко Гробу Господню». Бес так и сделал, а потом стал мстить: подбрасывать святому в келию женские вещи — будто он греховодник. Братия монастырская соблазнилась, посадила Иоанна на плот и пустила по реке: дескать, плыви от нас подальше. Но плот поплыл против течения, доказав невиновность подвижника.

И вот я стал думать, кому бы предложить написать сценарий на основе этих двух жизнеописаний. Кто бы смог передать драматургически всю эту гоголевскую чертовню? Я решил, что никто, кроме Юрия Арабова, с которым я уже работал над «Завещанием Ленина».

— Казалось бы, кинокартина об искушениях бесом монаха не предназначена для широкой аудитории. Но вы явно на нее ориентировались.

— Одну из своих первых наград я получил за фильм «Облако-рай» с формулировкой «За разрушение барьера между фильмами для избранных и кино для всех». Я снимаю фильмы для зрителей.

К этой последней на данный момент картине у меня особое отношение. Может, потому что не припомню фильма с подобным сюжетом в отечественном прокате. Может, потому что проект рождался в непростых условиях и мне даже говорили, мол, это всё бесы крутят, не дают снимать. Сразу скажу, к подобным заявлениям отношусь с юмором. Хотя необъяснимое в нашей жизни присутствует.

— «Монах и бес» вписывается в традицию кино, повествующую о чудесах и о страстях, но это по-настоящему смешной фильм. Открыть религиозную тему комическим ключом — способ приблизить ее публике?

— Говорить о серьезном надо с улыбкой, иронией. Даже в отношении такой сложной и вечной темы, как борьба с бесами, сидящими в каждом из нас. А борьба эта перманентна. «Монах и бес» существует на стыке сказки, житийной и фантастической истории. Но то, к чему я стремился, — это трагикомедия. Хотя для прокатчиков слово «трагедия», даже и в сочетании с «комедией», — что-то невероятное и недопустимое. 

«Говорить о борьбе с бесами, сидящими в нас, надо с улыбкой»










— Вопрос в свете участившихся дискуссий об оскорблении чувств верующих. Не боялись, что, решая религиозный сюжет в комическом жанре, перейдете некую грань?

— Нет. Цензуру должен определять внутренний стержень художника. Я чувствовал, что никого этим фильмом не обижу. До начала съемок дал почитать сценарий многим представителям Церкви. Уже готовый фильм показал совершенно разным людям, среди которых, скажем, отец Тихон Шевкунов, протоиерей Всеволод Чаплин и протодиакон Андрей Кураев. Взгляды их разнятся, но, к моей радости, в целом они восприняли картину позитивно.

— «Мелкий бес», «Петя по дороге в Царствие Небесное»… По названиям фильмов очевидно, что вас как режиссера интересуют и «дьявольщина», и вечная жизнь. Насколько логично для вас появление «Монаха и беса»?

— Некое сознательное выстраивание своей фильмографии мне не свойственно. Кто-то отмечает, что из картины в картину у меня возникает образ чудика, человека странного, блаженного. Коля в фильме «Облако-рай», перекочевавший спустя полтора десятилетия в «Коля — перекати поле»; Петя, главный герой упомянутого вами фильма; теперь вот Иван, Семенов сын. Но я ничего не продумываю специально. Все складывается само собой.

— Как складывалось сотрудничество с исполнителем роли простодушного юродствующего монаха?

— Работа с актером начинается с назначения его на роль. Я считаю, что в данном случае очень удачно «вычислил» Тимофея Трибунцева. Он до этого снимался у меня в небольших ролях, видел я его и на сцене, в театре «Сатирикон» Райкина. Образ Ивана Семеновича соответствует внутренней архитектонике этого артиста.

Для Георгия Фетисова, раньше игравшего в театре Анатолия Васильева, роль беса по имени Легион стала первой большой ролью в кино. И он справился с поставленными задачами. Мне было важно, чтобы зритель увидел неизвестный лик искусителя, ни в коем случае не медийное лицо.

— Вы не впервые снимаете в Вологде. Вдохновляют местные просторы?

— Да, четыре картины снял в Вологодской области — получилось как будто волей судьбы. Эти места покорили меня в 1994 году, когда я искал натуру для «Мелкого беса». Нужно было найти городок, где сохранились старинные деревянные домики, улочки, церквушки. В Вологде мы всё это нашли.

Когда же спустя годы я приступил к съемкам фильма о Шаламове, сам Бог велел приехать сюда, на родину Варлама Тихоновича. Но собственно Вологда как пространство, в котором можно развернуть предреволюционные события, уже не подходила. Нужные пейзажи мы нашли в Великом Устюге Вологодской области, там снимали детство и юность героя.

А как было не снимать в вологодских местах «Раскол», если здесь был в ссылке Никон? Сюда же «подтянули» и сцены с Аввакумом и боярыней Морозовой. В Кирилло-Белозерском монастыре я выбрал натуру для съемки «Монаха и беса». В Вологодской области я не только работаю, но и отдыхаю — в Ферапонтово. Там многие мои московские друзья, художники в основном, имеют домики. И вообще север России ближе моей душе, чем юг.

— Над чем работаете сейчас?

— Заранее не буду говорить, что за фильм. Материал, литературная основа уже есть. Но всё будет упираться в финансирование. Это проблема, особенно для исторического фильма. Реализация сценария о современности, конечно, в десятки раз дешевле.

Справка «Известий»

Николай Досталь — кинорежиссер, сценарист, актер. Народный артист России (2008), Заслуженный деятель искусств РФ (1997). В 1971 году окончил факультет журналистики МГУ, в 1981 году — Высшие курсы сценаристов и режиссеров (мастерская Георгия Данелии). Среди фильмов режиссера — «Штрафбат», «Стилет», «Раскол», «Гражданин начальник» и другие. Лауреат престижных кино- и телевизионных премий.

Комментарии
Прямой эфир