Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Годовое общее собрание акционеров ПАО «Газпром», состоявшееся в Москве в головном офисе компании, стало удобным случаем подчеркнуть успехи, которых добилась компания в непростое время — период действия экономических санкций и посредственная ценовая конъюнктура цен на газ. Традиционной же интриги с формированием и утверждением нового состава совета директоров «Газпром» в этот раз решил не создавать.

Глава концерна Алексей Миллер выступил с «ударным» развернутым докладом о достижениях холдинга с жизнеутверждающим названием «Газпром-2015 — устойчивость курса».

Миллер остановился на многочисленных благополучных моментах: денежный поток положительный в течение 10 лет, инвестиционная программа динамично реализуется и ее объем тоже в приемлемых пределах, дивидендные выплаты по итогам 2015 года будут выше почти на 10% по сравнению с предыдущим; плюс ко всему — год от года фиксируется прирост ресурсной базы. Так, коэффициент воспроизводства запасов природного газа в 2015 году составил 1,27, а жидких углеводородов — 1,62. Тренд же с ежегодным опережением прироста запасов газа «Газпрома» по отношению к объемам собственной добычи берет начало с 2005 года.

Кроме того, Алексей Миллер отметил и внушительный резерв в добычном потенциале. По его словам, производственные возможности «Газпрома» в годовом исчислении более чем на 150 млрд кубометров газа превышают факт. И эти резервы вскоре будут задействованы — глава компании верит, что спрос будет расти, причем как в Европе, так и в странах АТР.

Насколько обоснован этот оптимизм?

По Старому Свету сомнений почти нет — в Европе усиливается тенденция к падению внутренней добычи. Например, 24 июня власти Голландии сообщили, что добыча на крупнейшем в Европе континентальном месторождении газа Гронинген будет снижаться и в связи с этим готовится решение об ограничении, которое может вступить в силу уже с 1 октября этого года; хотя объясняют свои действия Нидерланды якобы участившимися в регионе добычи землетрясениями, а не качественным состоянием месторождения — его истощением.

Но вот декларация «Газпромом» скорых подвижек на Востоке — пока все-таки больше в статусе пожеланий. Здесь ожидания умеренные. Однако не спешить с поставками голубого топлива в Китай по строящейся газомагистрали «Сила Сибири» юридически позволяет контрактный лаг — первый газ Поднебесная может увидеть не в 2019 году, как рапортовали стороны сразу при заключении контракта, а в 2021 году — тогда эту оговорку при общем триумфе топ-менеджеры и чиновники учтиво опускали при публичных комментариях газовой мегасделки.

Этот задел во времени способен в конечном счете компенсировать «Газпрому» дополнительные издержки, которые спровоцировал глобальный конъюнктурный спад на энергетическом рынке, начавшийся в середине 2014 года и продлившийся как минимум до весны 2016 года. Теперь на рынок нефти вернулся восходящий тренд: цены на нефть во II квартале восстановились после почти двухлетнего падения за счет сокращения излишков  черного золота. Так, нефть Brent за апрель–июнь подорожала на $10, или на 25%, почти до $50 за баррель. Цена на сорт сырья WTI за этот же период выросла на $9,99, или на 26%, выше $48 за баррель, что стало самым сильным квартальным ростом в процентном выражении с 2009 года. Наряду с этим отмечен и рост цен на природный газ. На Нью-Йоркской товарной бирже фьючерсы на газ с начала года выросли на 25%.

И хотя неопределенности в плане дальнейшего ценообразования на энергоресурсы меньше не стало, надо понимать, что цикличность мировой экономики и отсутствие технологических прорывов в альтернативной энергетике позволяют в большей степени рассчитывать на продолжение восстановления энергетических рынков в среднесрочной перспективе, нежели на новую фазу рецессии.

Это отразится и на газовых ценниках для Поднебесной, которые формульно жестко привязаны к стоимости нефтяной корзины. Логично, что на это ставит и госконцерн: и не случайно Алексей Миллер завершил доклад контекстным девизом: «Газпром» идет на Восток!»

Что касается нового состава совета директоров «Газпрома», то здесь последовали некоторые перемены. В список включили главу Минэкономразвития Алексея Улюкаева, который заместил «долгожителя» с членским стажем почти в 20 лет Фарита Газизуллина.

Еще одно место, остававшееся вакантным с конца прошлого года, занял предправления Россельхозбанка Дмитрий Патрушев. Остальные девять кресел остались за своими прежними хозяевами — членами совета директоров, — они были переизбраны.

Сам совет директоров ПАО «Газпром» избрал своим председателем Виктора Зубкова. Его замом в совете избран председатель правления ПАО Алексей Миллер.

Таким образом, говорить об изменении подходов к администрированию или о смене курса монополии оснований нет. Конечно, Алексей Улюкаев способен несколько оживить своими либеральными идеями корпоративные процессы в холдинге. Но едва ли ожидаемые от него авангардные предложения в части развития «Газпрома» способны преодолеть рамки обсуждений и найти реальное воплощение — консервативный уклон в подходах построения и реализации своей стратегии компания, конечно, сохранит. Ведь выбор нынешних глобальных планов деятельности газового холдинга приветствует главный акционер — государство.

В целом курс «Газпрома» преподносит его как надежного контрагента для партнеров и обозначает как привлекательный актив для инвесторов. Форсирования может потребовать разве что статья реализации новых эффективных подходов в управлении. Этого давно требуют регуляторы, в особенности Счетная палата РФ. Причем призывы к повышению качества администрирования касаются всех госкомпаний, а не только газового госхолдинга.

Автор — руководитель аналитического управления Фонда национальной энергетической безопасности

Все мнения >>

Комментарии
Прямой эфир