Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Банки накопили 3,6 трлн рублей неликвидных активов

Кредитные организации отсудили у клиентов триллионы, но не могут их вернуть, так как у должников нет денег на счетах
0
Банки накопили 3,6 трлн рублей неликвидных активов
Фото: Александр Шалгин
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Ситуация, когда банки обрастают невозвратными долгами и неликвидными залогами, повторяется. Как и в прошлый кризис 2008–2010 годов, существенно вырос объем так называемой банковской картотеки — общей суммы платежных требований, не исполненных банками из-за отсутствия денег на расчетном счете клиента. За год соответствующий показатель увеличился почти на 35% — до 3,6 трлн рублей на 1 мая 2016 года. Это следует из отчетности российских банков, которую публикует Центробанк. В отличие от прошлого кризиса в этот раз из-за ужесточения регулирования ЦБ банкам сложнее избавиться от балласта, который повисает на балансе.  

На счете картотеки находятся, в частности, требования налоговых инспекций по неоплаченным налогам, претензии по исполнительным листам, предъявленным взыскателями, неисполненные требования энергетиков, связистов и пр. Как и в прошлый кризис, на каждый просроченный рубль приходится два отсутствующих: объем просрочки по кредитам бизнесу достиг на 1 мая 2016 года 1,8 трлн рублей. Динамика картотеки соответствует росту корпоративной просроченной задолженности — 33,2% за период с 1 мая 2015 года по 1 мая 2016 года. Но, как уточняет начальник аналитического управления банка БКФ Максим Осадчий, с просрочкой предприятие еще может продолжать пользоваться банковским счетом, а картотека блокирует эту возможность.

Рост объема банковской картотеки отражает рост проблем в экономике, вызванный кризисом.

— С одной стороны, макроэкономическая обстановка в стране стимулирует рост объемов неисполненных платежных требований, а с другой — взыскание средств через суд не всегда эффективно: как показывает практика, в ряде случаев из-за отрицательного баланса, это невозможно, — указывает зампред Локо-банка Андрей Люшин.

Первый зампред банка «Югра» Юрий Мельников отмечает рост кризиса неплатежей во всех отраслях.

— Корпоративные счета часто оказываются пустыми, а многие компании, не дожидаясь исполнительных листов, выводят свои активы, — поясняет первый зампред «Югры».

По словам Юрия Мельникова, банки оказываются в сложной ситуации, так как по невозвратным долгам необходимо формировать резервы (а это повышенная нагрузка на капитал) или списывать с баланса (а значит, терять всякую возможность вернуть средства).

— Объем неисполненных требований, «зависших» в банке на этом счете, списывается по мере поступления денег на счет организации либо (если взыскание происходит по исполнительному листу) в случае отзыва листа (например, для его последующей подачи в другой банк), — поясняет ведущий аналитик по банковским рейтингам RAEX Александра Ионова.

Ситуация для банков осложняется тем, что зачастую залогов у заемщиков, обеспечивших банкам картотеку, либо просто нет, либо они номинальны. Например, под проверку быстро арендуется помещение, в котором якобы располагается заемщик, но к приходу проверяющих оказывается по тем или причинам либо закрыто вовсе, либо закрыто именно для проверяющих. Или залоги неликвидны: полуразрушенные здания, полуразвалившиеся тракторы, дома под снос и пр. В итоге, имея на руках положительные решения судов о взыскании долгов, банки все равно остаются ни с чем. А залоговый неликвид попадает к банкам на баланс, также увеличивая нагрузку на капитал.

По словам Вячеслава Гришакова, ведущего аналитика управления анализа финансового сектора Национального рейтингового агентства, банки заинтересованы скрывать истинный объем плохих долгов, реструктуризируя их или выводя в формально не связанные с банком структуры.

Но в прошлый кризис у банков было больше возможностей для этого: для рисования отчетности использовались закрытые паевые инвестиционные фонды. Однако ЦБ ужесточил надзор за инвестициями банков в ЗПИФы с 2013 года, соответственно, этим приемом банки сейчас не могут воспользоваться.

По словам зампреда Локо-банка, почти двукратный рост картотеки действительно несет для системы высокие риски, сопоставимые с ростом просрочки.

— Эффективных способов борьбы с таким явлением, как картотека, пока не найдено, — сокрушается Андрей Люшин. — Хотя пик роста, как и в случае с просрочкой, уже пройден в 2015 году, давление на банковский сектор будет сохранятся вплоть до наступления полномасштабного восстановления экономики.

Юрий Мельников с этим не согласен. 

— Конечно, попадаются нереализуемые залоги, но это редкость: все-таки оценщики хорошо делают свою работу и не берут в залог объекты, которые быстро теряют свою стоимость или неликвидны, — указывает представитель банка «Югра». — Объем картотеки будет постепенно идти на спад по мере роста курса рубля и снижения ключевой ставки, а также общего восстановления экономического роста.

Власти обеспокоены ситуацией с отсутствующими и неликвидными залогами по банковским кредитам. Cегодня Госдума рассмотрит поправки в законы о ЦБ и о банках и банковской деятельности, которые расширяют полномочия регулятора по оценке банковских залогов. Поправки дают ЦБ право самостоятельно оценивать залоги по выданным банками кредитам и требовать от банков отражения в отчетности именно этой оценки. Также законопроект обязывает банкиров содействовать представителям регулятора в проверке наличия залогов, соответствия их функционала тому, что был описан банком, способствовать ЦБ в ознакомлении с деятельностью заемщиков.

Читайте также:

Банки переоценивают нефть и рубль

Заемщики используют банкротство как способ не платить по кредитам

Комментарии
Прямой эфир