Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Расчистить баланс ВЭБ может только передачей своих фондов

«Известия» выяснили, кому достанутся непрофильные активы корпорации
0
Расчистить баланс ВЭБ может только передачей своих фондов
Фото: REUTERS/Sergei Karpukhin
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Проект стратегии ВЭБа («Известия» ознакомились с последним вариантом), которая должна быть подготовлена к концу июня, предполагает вывод из группы непрофильных активов. С одной стороны, корпорация пытается за счет продажи части из них покрыть разрыв ликвидности этого года, с другой — расчистить баланс от дочерних структур, которые не вписываются в новую концепцию развития. «Известия» выяснили, кому достанутся активы, от которых пытается избавиться ВЭБ.

В проекте стратегии, которая подготовлена новой командой ВЭБа, указывается, что остаток 2016 года госкорпорация планирует потратить на «выстраивание фундамента». Под этим термином подразумевается, в частности, продажа или выведение из периметра непрофильных активов, выделение специальных сделок в отдельную НКО и т.д.

Активы делятся на те, которые намечены к немедленному выводу, и те, которые будут выводиться постепенно из группы. К первой категории относится, помимо РФПИ (уже выделен в самостоятельную структуру), МСП Банк (решение о передаче Корпорации по развитию МСП уже принято), немедленному выводу подлежат Фонд развития Дальнего Востока (ФРДВ), Корпорация развития Северного Кавказа (КРСК), «ВЭБ-Азия» и «ВЭБ-Инновации». Постепенному выводу подлежат «ВЭБ-Лизинг» и все дочерние банки, в том числе функционирующие за рубежом — БелВЭБ (Белоруссия) и Проминвестбанк (Украина).

Как сообщил источник, близкий к ВЭБу, активы делятся на те, которые корпорация собирается передать (именно они подлежат немедленному выводу) и продать (в этом случае речь идет о постепенном выводе за периметр, поскольку в вопросе, кому они будут проданы, нет понимания).

ФРДВ и КРСК, как указывается в проекте стратегии, не соответствуют приоритетам инвестиций госкорпорации, поскольку эти фонды занимаются поддержкой регионального развития. Приоритеты обновляемого ВЭБа выглядят несколько масштабнее — ориентация на стимулирование промышленности, ВПК, космической отрасли и поддержку экспорта.

Другой источник «Известий», близкий к госкорпорации, рассказал, что ФРДВ и КРСК планируют отдать профильным ведомствам — Министерству развития Дальнего Востока и Министерству по делам Северного Кавказа. Однако в проекте указываются и недостатки этого решения. В частности, в передаче ФРДВ, отмечается в документе, есть риск возможной конкуренции за государственные финансовые ресурсы между ВЭБом и фондами.

Что касается КРСК, то тут в качестве опции вообще рассматривается вопрос сохранения этой структуры и операционной интеграции в процессы ВЭБа. В госкорпорации полагают, что такое решение позволит привлечь дополнительные инвестиции через фонд. Кроме того, возможна синергия в области риск-менеджмента и управления проблемными активами. Однако в такой опции есть и недостатки — отвлечение управленческих и финансовых ресурсов ВЭБа на сделки фондов, не относящихся к мандату госкорпорации. Речь также может идти о дополнительных административно-хозяйственных расходах на управление и «риск получения дополнительных специальных проектов через фонд».

В Минэкономразвития «Известиям» сообщили, что до настоящего времени материалов по стратегии развития госкорпорации, в которой в том числе должна быть определена модель функционирования ВЭБа и его дочерних структур с определением ресурсной базы для выполнения вновь поставленных задач на среднесрочную перспективу, не поступало. 

Фонд «ВЭБ-Инновации», который тоже, по мнению нового руководства, не соответствует приоритетам инвестиций ВЭБа и является дублирующей структурой альтернативным институтам («Роснано», «Сколково», РВК), тоже будет передан. По словам источника «Известий», с большой долей вероятности, «Сколково». Второй источник не знает о судьбе этого подразделения, но полагает, что это было бы логично, поскольку «ВЭБ-Инновации» учрежден ВЭБом именно для осуществления инвестиций в проекты «Сколково». Впрочем, собеседник «Известий» замечает, что это было бы уже своего рода «тавтологией». В любом случае передача может не состояться в связи с процессом оптимизации государственных институтов инновационного развития. Пока вообще непонятно, будут ли фонды сливаться или часть из них будет ликвидирована. 

Помощник вице-премьера Аркадия Дворковича Алия Самигуллина заявила «Известиям», что пока комментариев по поводу судьбы «ВЭБ-Инноваций» не будет, поскольку вице-премьер проект стратегии еще не видел.

С продажей зарубежных банков ВЭБа тоже нет полного понимания. Украинская и белорусская «дочки» — БелВЭБ и Проминвестбанк — намечены к постепенному выводу из группы, поскольку инвестиционная деятельность за пределами РФ тоже не вписывается в новую стратегию. По крайней мере, так указано в проекте этой самой стратегии. Кроме того, что касается БелВЭБа (30% деятельности приходится на финансирование российско-белорусских интеграционных проектов), отмечается в проекте стратегии, существует другой специализированный институт развития — Евразийский банк развития (ЕАБР). Логично было бы предложить продажу этому институту, однако в ВЭБе, указывает один из собеседников «Известий», нет окончательного понимания, кому может быть продана белорусская «дочка».

Источник «Известий» в ЕАБР сообщил, что пока вопрос о присоединении в каком-либо виде БелВЭБа не рассматривался. В пресс-службе также заявили, что пока таких запросов к банку не поступало. Желающие на этот актив найтись могут, уверена управляющий партнер АО «2К» Тамара Касьянова.

— БелВЭБ по итогам прошлого года оказался прибыльным, активно наращивал прибыль и в I квартале 2016 года. Продажа белорусской дочки ЕАБРу, возможно, могла бы уберечь ликвидный актив от проблем материнского банка в России, — говорит она.

С украинской «дочкой» ВЭБа ясности еще меньше.

— С Проминвестбанком ситуация обратная — украинская «дочка» является убыточной, и проблемы нарастают: в I квартале убытки банка достигли 2,4 млрд гривен, тогда как годом ранее убытки немногим превышали 150 млн гривен. Сегодня ВЭБ не готов «тянуть» еще и украинские долги, поэтому банк заинтересован в выходе с украинского рынка, — поясняет Тамара Касьянова.

Продать банк на Украине сейчас практически нереально, рассказал на условиях анонимности представитель одной из кредитных организаций.

— Украинских покупателей нет, иностранные и хотели бы приобрести, но опасаются это делать из-за очень сложной обстановки в стране, россияне, естественно, туда не пойдут, — сетует собеседник «Известий». 

Комментарии
Прямой эфир