Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Эйзенштейн в диалоге с Пикассо и Матиссом

Выставочные проекты Платоновского фестиваля посвящены миру детства и кинематографа
Эйзенштейн в диалоге с Пикассо и Матиссом
Фото предоставлено пресс-службой фестиваля
Озвучить текст
Автосекретарь
beta
Выделить главное
вкл
выкл

На время проведения Платоновского фестиваля Воронеж стал центром современного искусства во всех его формах. Как правило, наиболее острые баталии вызывает театральная программа, но выставочные проекты тоже могут шокировать неподготовленных зрителей.

В этом году в роли главных провокаторов — Александр Шишкин-Хокусай и московская арт-группа AES+F. В качестве площадки для их экспериментов используется старое здание типографии газеты «Коммуна», где когда-то печаталась газета с текстами Андрея Платонова.

Явно вдохновившись московскими лофтами «Винзавода» и «Армы», устроители Платоновского фестиваля год назад превратили заброшенное помещение в арт-центр. Правда, воронежцы оказались смелее московских коллег: атмосфера андерграунда здесь создается не дизайнерскими средствами, а нарочитым отсутствием ремонта.

Краска на стенах облупилась и вздулась, с крыши капает вода, из стен торчат оборванные провода. Неудивительно, что инсталляция Шишкина-Хокусая «Практики взросления», изначально создававшаяся для питерского Музея стрит-арта и рассчитанная на «необработанное» пространство, вписалась сюда как нельзя лучше.

Весь второй этаж здания «Коммуны», а также отдаленные уголки первого этажа художник «заселил» расписанными фанерными фигурками, изображающими школьников. Они сидят, лежат, свернувшись калачиком, стоят, смотрят телевизор, девочка-подросток покуривает у окна в коридоре…

Центр экспозиции — зал, изображающий школьный класс. Большинство населяющих его фанерных детей обнажены, как и курильщица в коридоре, что, видимо, символизирует их незащищенность, уязвимость, но одновременно и подчеркивает физиологичность процесса взросления. Над классом возвышаются огромные фигуры учителя и католического священника.

Священник — читает, учитель — надзирает. Дети же смотрят не на взрослых, а куда-то вверх, в сторону окна под потолком, откуда на них падает солнечный свет. Зрителю предлагается самому додумать, что же там видят школьники. А для полного погружения в созданный Шишкиным-Хокусаем мир можно сесть на свободный стул в середине зала и сфотографироваться в окружении фанерных персонажей.

Проект «AES+F» «Inverso Mundus / Перевернутый мир», наоборот, интерактива не предполагает, равно как и задействования архитектурных особенностей помещения. Фактически, это просто 40-минутный фильм, только без диалогов и сюжета. Типичный видеоарт — последовательность условно связанных друг с другом визуально-музыкальных образов разной степени ироничности и провокативности. Объединяет их беспрестанное slo-mo и эстетское балансирование на грани глянцевой пошлости поп-арта и фэшн-рекламы.

«Облитый» фантазиями арт-квартета AES+F гость «Коммуны» может морально и эстетически отдохнуть на выставке «Незавершенный Эйзенштейн», посвященной неоконченному фильму «Да здравствует Мексика!». Благо организаторы не стали выставлять самые дерзкие рисунки великого режиссера, ограничившись пристойной частью его наследия 1930–1932 годов.

Основную часть экспозиции составляют кадры, снятые Эйзеншейном в Мексике. Они выстроены в том порядке, в каком должны были идти по сценарию. Под каждой группой посетитель может прочесть текстовое описание соответствующей сцены. Дополняют набор полноформатные эскизы режиссера. Это не только позволяет глубже проникнуть в замысел «Да здравствует Мексика», сопоставив эскизы и готовые кадры, но и раскрывает малоизвестную сторону наследия Эйзенштейна, в некоторых рисунках ведущего диалог на равных с Пикассо и Матиссом. 

Комментарии
Прямой эфир