Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Сергей Лавров: «Мировой войны не будет»

Глава МИД России ответил на вопросы о ситуации в мире, внешней политике страны и рассказал о собственном отношении к жизни
0
Сергей Лавров: «Мировой войны не будет»
Фото: REUTERS/Pavel Golovkin/Pool Сергей Лавров в прямом эфире ответил на вопросы россиян
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Глава Министерства иностранных дел России Сергей Лавров во вторник в прямом эфире ответил на вопросы журналистов и читателей «Комсомольской правды». В ходе интервью министр рассказал об актуальных мировых проблемах, курсе российской внешней политики, собственной карьере и отношении к жизни. «Известия» приводят наиболее острые высказывания главы дипломатии РФ.

«Политики не могут допустить войны»

— Никакой мировой войны не будет, об этом сказал президент России Владимир Путин в фильме Владимира Соловьева. Я убежден, что ответственные политики этого не допустят, в том числе и с западной стороны. Все еще помнят ужасы Первой и Второй мировых войн. Политики не могут этого допустить. Конечно, полагаться на других мы можем, но прежде всего должны думать о том, насколько мы сами готовы к тому, чтобы не позволить развязать новую войну. Такие попытки предпринимаются в том, что касается наращивания военных потенциалов сверх разумной достаточности и в нарушение международных соглашений. Надо дружить со всеми. Это наш принцип. Однако на деле единственные союзники нашей страны — это армия, флот, а теперь еще и Воздушно-космические силы.

«Россия не выпрашивает у Японии мирный договор»

— Мы не отдаем Курильские острова, мы не выпрашиваем у Японии мирный договор. Мы как солидная и ответственная держава, как страна, государство — продолжатель Советского Союза подтвердили в свое время, что привержены всем обязательствам, которые брал на себя Советский Союз. Согласно советско-японской декларации, стороны сначала должны заключить мирный договор, и только после этого может быть рассмотрен вопрос о передаче Шикотана и гряды Хабомаи в качестве жеста доброй воли. К огромному сожалению, наши японские партнеры на это не готовы.

«Юго-восток Украины не бросаем»

— Мы юго-восточную Украину не бросаем. Москва продолжит оказывать этим регионам не только политическую, но и гуманитарную, и экономическую помощь. Россия в том числе будет решать проблему банковского сектора в этих регионах. Ранее проблемы вызвались решить Франция и Германия, однако не смогли этого сделать.

Среди компонентов особого статуса Донбасса — право на прямые, ничем не ограниченные связи с Россией. Это ключевые положения Минских договоренностей для нас. Референдумы в Донецке и Луганске проходили в других условиях в отличие от Крыма. Руководители этих областей не отказались от диалога с Киевом. Итогом референдума стал пакет договоренностей, принятых в Минске. Давление на Киев оказывается. На публику они стараются этого не говорить, но в переговорах с Киевом жестко требуют выполнения договоренностей. Даже в воспитательных целях очень важно добиваться того, чтобы подписанные документы выполнялись. Эти соглашения также очень важны для Москвы. Если Россия откажется от них, никакого воздействия на Киев со стороны Запада не будет. 

«Санкции — окно возможностей»

— Мы воспринимаем те экономические ограничения, которые к нам применяются, как окно возможностей, которое необходимо использовать по максимуму, чтобы укрепить нашу продовольственную безопасность, технологическую безопасность, продолжать диверсификацию и хозяйственного сектора, внешнеэкономических связей, создать эффективные альтернативные финансовые системы.

«Анкара обязана принести извинения и возместить потери»

— Мы никогда не говорили, что оливковую ветвь или любую другую ветвь протянем Турции. Мы сказали, что Турция обязана принести извинения и компенсировать те потери, какие были нанесены в результате военного преступления (24 ноября 2015 года турецкий истребитель сбил в Сирии российский бомбардировщик Су-24. В результате инцидента погиб пилот Олег Пешков. — «Известия»). И Путин говорил, что мы готовы рассматривать обращения, но сначала Турция должна сделать то, что она обязана сделать. Турция не отделалась одними помидорами. Они очень сильно страдают, и поэтому по разным закрытым каналам пытаются к нам подползать и предлагать какие-то комитеты создавать.

«Помилование Савченко — правильный шаг»

— Я считаю, что помилование Надежды Савченко было правильным, надо было вернуть своих граждан (приговоренных к 14 годам на Украине Александра Александрова и Евгения Ерофеева. — «Известия»), что и произошло. Если нам Савченко будет делать гадости? А кто нам сейчас на Украине не делает гадости? Савченко — пусть это теперь будет головная боль Украины. Девушка специфическая, упитанная, несмотря на заявления про голодовку.

«Я не танцор»

— Видел [танец Марии Захаровой «Калинка» на саммите Россия–АСЕАН], понравилось. Но я сам не танцор.

«Думал, что микрофон был выключен»

— Я потом посмотрел, я там спокойно сижу. Ну извините, не один я попадаю в ситуацию, когда думают, что микрофон выключен (Лавров комментирует нецензурную реплику, которую он якобы сказал на конференции по итогам переговоров с саудовским коллегой Аделем аль-Джубейром в августе 2015 года — «Известия».) Попадали премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон и президент США Барак Обама. Кстати, попадал, между прочим, на тему противоракетной обороны. 

«Никогда не строил планов на жизнь»

— Я никогда в своей жизни планов не строил. Всё шло само собой. Я нахожусь сейчас на своем месте.

«Стараюсь дружить со спортом»

— Я люблю игровые виды спорта, например футбол. Сплав по рекам — это тоже физически емкий вид спорта. Занимаюсь в спортзале, стараюсь дружить с разными видами спорта.

Комментарии
Прямой эфир