Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Василий Коноваленко — человек, размягчивший камень

Отложенная на 40 лет выставка легендарного камнереза открылась в Музеях Московского Кремля
0
Василий Коноваленко — человек, размягчивший камень
Фото: пресс-служба Музеев Московского Кремля
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Василий Коноваленко — это единственный в мире человек, умевший превратить в пластилин любой, даже самый прочный камень.

Эту выставку в Кремле ждали еще в 1970-е. Не дождались. Русский Данила-мастер, работавший в одиночку дома на кухне, под вечным уголовным преследованием за использование драгоценных камней не выдержал и уехал в Америку, взяв с собой жену и удочку.

Очень скоро работы русского камнереза, запечатлевшие яркие сцены русского быта, стали главной достопримечательностью Денвера. Туристы специально приезжают посмотреть на каменные скульптуры Коноваленко, выставленные в Музее природы и науки Денвера (штат Колорадо). Но несмотря на все успехи на чужой земле, мастер до последних дней жалел об этой несбывшейся кремлевской выставке. 

И вот отложенная на 40 лет, она все-таки состоялась. 

До 31 августа нужно успеть побывать в Одностолпной палате Патриаршего дворца и увидеть, как зевает малахитовый бегемот с серебряными пяточками; как дуют в блюдца разомлевшие от жары купальщицы, усевшись по грудь в агатовую воду с разбегающимися кругами; как небритый морячок провожает удивленно-большеглазую подружку с балалайкой...

— Долгое время имя Коноваленко было легендой, которая передавалась изустно, — говорит директор Музеев Московского Кремля Елена Гагарина. — Он был первым советским мастером, возродившим из небытия сложнейшее камнерезное искусство. 





















Коноваленко не был похож на художника. Большой, добродушный, с огромными бугристыми ладонями от постоянного переминания в руках скульптурного пластилина. Никто не знает, откуда взялось такое чувство камня у паренька из Запорожья. 

Что такое чувство камня, куратор выставки Татьяна Мунтян показывает на примере «Подледной рыбалки», одной из лучших работ камнереза, запечатлевшей заиндевелого мужика, рыбачащего у проруби. 

— Посмотрите, ему попался некондиционный агат из Армении, — Татьяна Мунтян кивает на  покрытый инеем овчинный тулуп. — Но «бракующие» камень пятна мастер превратил в налеты снега. 













«Василий Коноваленко не ломал камень», — так написано в каталоге. Специалисты говорят точнее и грубее: он не насиловал камень. И за это благодарный материал сам превращался в лед, мех, воду и даже живое тело. Только Коноваленко умел лепить тела из белозерского кварцита так, чтобы сквозь бежевую тонкость камня проступала розоватость живых сосудов.  

— Вы не представляете, что творилось на выставках, — вспоминает Анна Коноваленко, вдова художника, — люди подходили к Василию, брали его за руку и спрашивали: really? Они не верили, что это может сделать живой человек. 

Нынешняя выставка — не только дань справедливости по отношению к ушедшему автору, но и политическая победа. Как известно, культурный обмен между Россией и США приостановлен. Однако авторитет Елены Гагариной сумел пробить невозможность. 

Четыре года переговоров, ходатайство мировых музеев — и выставка «Василий Коноваленко. Во власти камня» — в Кремле.




















Елена Гагарина говорит, что без заграничного этапа жизни Коноваленко мастерство камнереза было бы, возможно, неполным. Именно в Америке, получив доступ к лучшим технологиям и любым камням, он создает лучшие свои работы.

Например, «Старовера», запечатлевшего сгорбленного старообрядца, поднявшего к небу тончайшие персты, виртуозно слепленные из белозерского кварцита. 

— Два поднятых пальца — это не только знак благословения, но и показатель мастерства, — говорит куратор выставки. — В поздних работах руки особенно выразительны. 

У героев поздних работ — большие, красивые и узнаваемые ладони. Как говорит жена скульптора, своим поздним героям он дарил свои руки. 





















На выставке представлено около ста работ, отражающих все этапы жизни мастера. Это — самая полная экспозиция. Однако, по словам Анны Коноваленко, среди ста лучших экспонатов не хватает одного.

— Я бы очень хотела, чтобы здесь, в Кремле, был барельеф с Гагариным, — говорит она.

Когда-то по велению сердца камнерез сделал Гагарина из нефрита и горного хрусталя, но что случилось потом — загадка. Скульптура была подарена советскому государственному деятелю Михаилу Соломенцеву и — исчезла.

В день открытия выставки супруга камнереза призналась «Известиям», что надеется на чудо. Может быть, благодаря прессе найдется и эта потерянная работа.  











Сергей Иванов, руководитель администрации президента

— Полагаю, эта выставка будет особенно приятна нашим любителям настоящего, я подчеркиваю, настоящего искусства. И совершенно не зря Василия Коноваленко называли Данилой-мастером и наследником наших уральских мастеров. Здесь представлено великое русское наследие камнерезов, искусство которых всегда пользовалось почетом и уважением на Руси. 

Ольга Голодец, заместитель председателя правительства РФ

— Выставка удивительная, она посвящена очень самобытному русскому искусству, с которым нас связывают наши сказки. Работы, собранные здесь, показывают путь художника и не оставят равнодушными москвичей. Это замечательная история, которая привнесет в нашу жизнь много интересного, забытого, ностальгического. 

Комментарии
Прямой эфир