Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

РОСИЗО и ГЦСИ объединились для решения масштабных задач

Глава объединенной структуры Сергей Перов — о том, как развивать современное искусство
0
РОСИЗО и ГЦСИ объединились для решения масштабных задач
Фото: Валерий Незымаев
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Решением Минкультуры Государственный музейно-выставочный центр РОСИЗО объединился с Государственным центром современного искусства (ГЦСИ). Руководитель новой организации Сергей Перов ответил на вопросы обозревателя «Известий».

Объединение РОСИЗО И ГЦСИ — явление историческое или техническое? Что в итоге получит отечественное искусство, кроме одной строки — вместо двух — в бюджете Минкультуры?

— Момент, безусловно, исторический. Это объединение двух профессиональных команд, творческих организаций с гигантской репутацией. Они будут выполнять глобальную миссию по популяризации своих коллекций, которые поступают в оперативное управление новой структуры. А это ни много ни мало искусство за последние сто лет. Объединенная структура способна решать гораздо большие задачи.

Сейчас, помимо изобразительного искусства, мы планируем заниматься современным театром, музыкой, кино. У ГЦСИ были такие программы, но теперь они будут значительно масштабнее. Наша задача — объединить различные жанры и направления, фактически стать «местом входа» в современное искусство.

Ну а объединение бюджетов двух организаций даст большие финансовые возможности. Кроме того, такая структура более привлекательна для коммерческих партнеров, интересующихся присутствием в информационном поле. Это позволит привлекать дополнительные инвестиции, расширять существующие проекты и создавать новые.

— Ваша главная задача как директора?

— Главное сейчас — выстроенный менеджмент. Моя цель — чтобы людям, занимающимся творчеством, было проще и легче работать, чтобы у них появлялись возможности для дальнейшего творческого роста.

«Перезагрузка» взволновала художественное сообщество. Недоумевают, в частности, почему РОСИЗО, организация техническая, подчинила себе творческий ГЦСИ? Логичнее было бы сделать наоборот.

— Во всех официальных документах написано «реорганизация», а это не совсем подчинение. Я на сегодняшний момент, оставаясь директором РОСИЗО, начал исполнять обязанности директора ГЦСИ.

У нас нет намерения менять цели, задачи, стратегию ГЦСИ, а уж тем более команду специалистов в Москве и в регионах. Я встречаюсь сейчас со всеми руководителями подразделений ГЦСИ, и вместе мы обсуждаем, что есть для нас реорганизация. Никто не будет уволен, наоборот, мы будем принимать новых сотрудников — нет смысла объединяться и ставить новые задачи, параллельно сокращаясь. Реорганизации в части творческих проектов и всех процессов, которые были до этого в РОСИЗО И ГЦСИ, не будет. Да, формально изменятся банковские счета, но на творческие процессы это никак не повлияет. Все обязательства будут исполняться, задуманные проекты — реализовываться. ГЦСИ сохранит название, символику, собственный сайт.

Позиционироваться проекты РОСИЗО и ГЦСИ теперь будут под двумя названиями. После переходного периода ГЦСИ войдет в структуру РОСИЗО и станет его частью.

Типа гигантского отдела?

— Не вижу здесь противоречия. Есть же в составе РОСИЗО «Дирекция музейного фонда Российской Федерации». Не возникает вопрос, почему она находится в РОСИЗО. А вот с тем, что РОСИЗО — организация техническая, призванная исключительно сохранять и показывать произведения искусства, я категорически не согласен, как и с тем, что мы не работаем с современным искусством.

Мы прежде всего музейно-выставочный центр и имеем статус федерального музея, поэтому техническая функция — лишь малая часть того, что мы делаем. РОСИЗО всегда работало с современными художниками — будь то 1959 год или наше время. Например, с 2001 года организация инициировала участие работ российских мастеров в международных смотрах современного искусства, в 2005 году РОСИЗО стал организатором первой Московской биеннале современного искусства, а затем директор РОСИЗО был комиссаром Российского павильона на Венецианской биеннале. На выставке «Всегда современное искусство XX и XXI века» в нашей галерее на ВДНХ третий зал посвящен современному искусству. Возможно, это направление работы РОСИЗО не было очевидным для широкой публики, но организация внесла огромный вклад в его продвижение.

Что касается креативности, то за последние полгода мы приросли новыми направлениями. Стали развивать просветительские и образовательные проекты, делать специальные детские программы, а искусство, которое долгое время сохраняли, начали показывать в гораздо большем объеме. Все мои коллеги знают, что РОСИЗО держит курс на расширение, что организация способна выполнять сложные и нестандартные задачи.

Собираетесь ли взаимодействовать с экс-директором ГЦСИ Михаилом Миндлиным?

— Хотелось бы, чтобы Михаил Борисович с его опытом и знаниями остался в системе ГЦСИ. Есть попечительский совет, в который он мог бы войти. Обязательно сделаю ему предложение при личной встрече. Надеюсь, он согласится.

— Будут ли прирастать региональные филиалы ГЦСИ?

— Обязательно. Уже есть предложения от глав регионов расширить сети и РОСИЗО, и ГЦСИ. Осталось решить, где, что и в какую очередь будем открывать. Филиалы ГЦСИ достаточно самостоятельны в реализации своих программ — так и останется. А если они обратятся с просьбой о помощи — в том числе по творческому наполнению, будем сообща решать эти вопросы. С руководителями филиалов мы договорились, что в период с 30 мая по 8 июня они приедут в Москву, и мы всё обсудим. 

Руководящей и направляющей роли РОСИЗО не будет?

— Если вы имеете в виду цензурирование, жесткий авторитарный отбор, его никогда и не было. Понятно, что как государственная институция мы будем соблюдать определенные правила. Если вы работаете с госорганизацией, получаете государственные деньги и не согласны с ее политикой, то имеете право выйти из нее и делать то, что хотите. Любой владелец частного бизнеса будет требовать того же.

— В ваше ведение перешла премия «Инновация», где в этом году не присуждена награда в главной номинации. Часть экспертов вышла из состава экспертного совета после снятия с конкурса акции «Угроза» Петра Павленского. А остальные отказались голосовать. Что собираетесь делать для предотвращения подобных ситуаций?

— У меня подход простой. Если работаю с профессионалами, я им доверяю. У меня нет намерения вторгаться в творческую часть — процедуру отбора, утверждения. Моя задача состоит в том, чтобы экспертный совет функционировал. Безусловно, я буду следить за тем, чтобы работа экспертного совета была в рамках законодательства. Чтобы не было противоправных историй, которые претендовали бы на признание.

Я считаю, что всегда должна быть шкала измерений. Если премия в области искусства, то художественность здесь важный критерий. Могу процитировать Зельфиру Трегулову, которая на вопрос, как она относится к этой работе, сказала, что не видит в ней художественной составляющей.

Здание ГЦСИ на Ходынке будет построено?

— Только что форсировал вопрос, чтобы документы на экспертизу были поданы в ближайшее время. Пользуясь тем, что есть возможность общаться с ключевыми чиновниками напрямую, прошу, чтобы они включились в процесс и взяли под контроль строительство на Ходынке. Проект непростой, проблем много, но я буду делать всё возможное, чтобы обеспечить его реализацию.

Два года в связи с мораторием Минкультуры не закупались произведения искусства. Собираетесь возобновить закупки?

— И РОСИЗО, и ГЦСИ дарят произведения, за счет этого мы пополняем фонды. Но сейчас я дал команду сформировать списки желаемых закупок. Решение о них принимается коллегиально — Экспертной фондовой закупочной комиссией (ЭФЗК). И несмотря на мораторий, если есть предметы, достойные пополнить Музейный фонд Российской Федерации, будем решать этот вопрос, привлекая не только государственные, но и частные средства. Кстати, последняя закупка РОСИЗО — «Трубач» Бориса Орлова. Художник только что получил специальный приз от «Инновации».

Вы называете себя менеджером от культуры. Это значит, что вы не будете навязывать свои вкусы кураторам?

— Не делал этого никогда и не буду делать впредь. Я не художественный руководитель, а генеральный директор.

Можно в таком случае узнать, каковы ваши художественные пристрастия?

— Предпочитаю серьезно заниматься проектами, которые мы реализуем. Я с головой в них погружен, и они серьезно обогащают. Каждый наш проект меня невероятно захватывает, и с каждым днем мне всё интереснее этим заниматься. 

Комментарии
Прямой эфир