Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Недомолвки и молчание — это тоже вранье»

Администрация школы запретила школьникам и их родителям говорить о суициде ученицы, причиной которого мог стать педагог математики
0
«Недомолвки и молчание — это тоже вранье»
Фото: REUTERS/Carlo Allegri
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В одной из языковых школ на Юго-Западе Москвы 14 мая произошла трагедия — погибла ученица одного из старших классов. Девочка совершила суицид. По сообщению ГСУ Следственного комитета по городу Москве, уголовное дело возбуждено по статье «Доведение до самоубийства».

Мы не можем называть ни имени девочки, ни номера учебного заведения, но ситуация, сложившаяся в школе две недели спустя, может привести к новым трагедиям.

За последние пять лет число детских и подростковых суицидов уменьшилось примерно в два раза, за последние десять лет — почти в четыре раза. По данным Росстата, в 2009 году их было 985, в 2014 — 519, а в 2015-м — менее 500. Но, как рассказал «Известиям» уполномоченный по правам ребенка Павел Астахов, изменилась структура суицидов: если пять лет назад это были дети из неблагополучных семей, то сейчас всё наоборот.

— В 2009–010 годах это были в основном дети из неблагополучной среды. Они подвергались жестокому обращению, в отношении этих детей были совершены преступления. А сегодня добровольно из жизни уходят благополучные дети из благополучных семей. И я считаю, что надо ужесточить наказание за доведение до самоубийства.

Школа, в которой училась девочка, входит в топ-300 лучших школ Москвы. Разумеется, в причинах самоубийства должно разобраться следствие. Но и одноклассники погибшей, и их родители утверждают, что у девочки были проблемы в школе, которые и подтолкнули ее к последнему шагу.

— Сложно сказать, почему она на это решилась, — рассказывает «Известиям» мама одного из учеников школы. — Но все в один голос утверждают, что уж точно там не было никакой несчастной любви. И группы самоубийц в интернете тоже ни при чем. А вот учительница математики постоянно ей говорила, что не допустит ее к госэкзамену по математике. И девочка очень сильно переживала.

Другая мама говорит, что «слышала об этом кошмарном случае, но подробностей не знает».

— Девочка училась не с моим ребенком, в параллельном классе. Но знаете, дети в школе сейчас очень запуганы. Им запретили это обсуждать с кем-то, что-то рассказывать. У них на носу экзамены, они и так все на нервах, а тут еще такое давление, — говорит мама ученика.

Что удивительно, все группы в социальных сетях, в которых общались ученики этой школы, производят впечатление «зачищенных». Начиная с 14 мая в них нет ни одного сообщения.

А на одном из порталов, где обсуждаются разные столичные школы, есть любопытное сообщение. Оно касается другого педагога школы, где произошла трагедия, но явно свидетельствует о нездоровой обстановке в учебном заведении.

«Все-то ничего… НО! Есть в этой школе одна тварь в учителях, из-за которой мне всё детство хотелось выброситься из окна. Это ... (названо полное имя педагога. — «Известия»). Этот «человек» по количеству покалеченных детских судеб безусловно займет первое место в рейтинге самых жутких преступников мира! Она публично унижает детей! Калечит детское сознание. ...приобретенные благодаря этой женщине комплексы, память на века об унижении, через которые пришлось пройти, — это кто восполнит? И дело все в том, что она продолжает… продолжает… продолжает… убивает… убивает… убивает… создает детей-неврастеников, не верящих в себя».

Директор школы категорически отказался общаться с «Известиями».

— NN сказал, что в департаменте есть пресс-служба и все вопросы туда, если вас что-то интересует. Он не встречается сейчас, — сказала секретарь школы.

На замечание, что после такого ЧП в школе директор должен проявлять большую открытость, секретарь очень испуганно скороговоркой произнесла:

— Вы извините, пожалуйста, я ничего не могу комментировать. Я вам совсем ничего не могу комментировать. Нет, нет, нет, не задавайте мне никаких вопросов! Извините.

Между тем каждый из тех, кто учился с погибшей девочкой, нуждается сейчас в разговорах, помощи, но никак не в запретах или давлении. По данным психиатров, нередко после самоубийства подростка происходят суициды среди его друзей. Чаще это случается с девочками. У специалистов это называется «синдромом Вертера».

Как объяснил «Известиям» завотделом медицинской психологии Научного центра психического здоровья РАМН Сергей Ениколопов, в случае подросткового суицида психологически травмированными оказываются и одноклассники, и друзья самоубийцы. И этим детям нужна профессиональная помощь.

— Одноклассники этой девочки — потенциальные объекты для оказания психологической помощи. Они учились в одном классе, кто-то дружил, кто-то не дружил, у кого-то чувство вины. Пусть даже минимальное, булочкой не поделился — я утрирую, конечно. Но есть незавершенное действие. Ведь человек не болел, ничто не предвещало гибели. И тут общение прервалось. Это является травмирующей ситуацией, — считает Ениколопов. — Неприятную позицию занимает руководство школы. Понятную, объяснимую — оно защищает себя, школу, но неприятную. И ведь его поведение имеет отдаленные последствия. Кроме травмы, связанной с гибелью девочки, ее одноклассники еще будут травмированы тем, что их не защитили, с ними не поговорили. «Вот он, взрослый мир — сплошное вранье» — так сейчас думают дети. Потому что недомолвки и молчание — это тоже вранье.

— Самоубийство из-за экзамена — это уже далеко не первый случай. Но подросток, не имеющий какой-то предрасположенности к суициду, никогда не пойдет на такой шаг из-за проблем в школе, — говорит руководитель отдела Федерального медицинского исследовательского центра психиатрии и наркологии имени В.П. Сербского профессор Борис Положий. — Сейчас достаточно редко используется статья «Доведение до самоубийства». Такая статья имеет право на существование, когда есть серьезные истязания, мучения. А то, что учительница не допускала к экзамену, — это не доведение до суицида. Конечно, случаи самоубийств должны разбираться следствием. Но причина суицида гораздо глубже. Экзамен лишь стал последней каплей.

Наша страна занимает неблагополучное место в мире по частоте детских и подростковых суицидов. Среди детей в возрасте до 15 лет мировой показатель небольшой — один случай на 100 тыс. детей, по подросткам (от 15 до 19 лет) этот показатель существенно выше — 7 случаев на 100 тысяч. Но у нас в стране — 11,5 случая на 100 тыс. подростков.

— Есть три ведущих фактора, определяющих предрасположенность к суициду. Первый — это наследственность, если кто-то в роду совершал самоубийство или его попытку. Второй фактор — наличие психических расстройств, не обязательно серьезных. И третий аспект — это личностные особенности, повышенная личностная уязвимость, — говорит Борис Положий.

По словам профессора, личностная уязвимость подростка формируется из-за неправильного воспитания в родительской семье. А как показывают и наши, и международные исследования, различные типы патологического воспитания в родительской семье встречаются почти у 90% подростков, совершивших попытку суицида или суицид.

— Один из них характеризуется безнадзорностью и гипоопекой. Обычно это дети из неблагополучных, иногда даже асоциальных семей, — поясняет Положий. — Второй тип воспитания, наоборот, связан с гиперопекой. В такой семье ребенок — полностью управляемое существо, за него всё решают. В итоге он вырастает лишенным самостоятельности, возможности как-то постоять за себя, отстоять свои интересы. И оторвавшись от родителей в подростковом возрасте, он не может справиться даже с несущественными неприятностями, психологически очень слаб и иногда видит выход только в суициде.

Психиатры считают, что даже предрасположенность к суициду не фатальна. Просто важно знать о ней, давать соответствующее воспитание и обращать внимание на любые изменения в поведении подростка.

— Надо насторожиться, если ребенок изменился, стал какой-то «не такой», без видимых причин резко изменилось его поведение. Например, был общительным — стал замкнутым, делился с родителями переживаниями, новостями — перестал это делать, были друзья — не стало друзей, — объясняет Борис Положий. — Тревожно, если он стал грустным, слушает траурную печальную музыку, где-то блуждает, в разговорах упоминает смерть, раздаривает свои вещи, которые ему дороги. Иногда не грех и посмотреть в компьютере историю. Если там сайты о самоубийствах, о смерти, — это тоже нехороший признак. Подросток, задумывающийся о самоубийстве, хуже успевает в школе, перестает следить за собой, не соблюдает правила личной гигиены.

В такой ситуации стоит проконсультироваться у психолога, а еще лучше — у психотерапевта или детского психиатра. Родители не должны этого бояться.

Комментарии
Прямой эфир