Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Сегодня, на мой взгляд, намечается постепенный качественный сдвиг в отношении к сотрудничеству между Россией и Китаем.

В предыдущие годы одним из препятствий на пути эффективного сотрудничества были стереотипы восприятия Китая как отсталой, непонятной страны, чего-то чужого.   

Сейчас эти стереотипы постепенно уступают место более прагматичному подходу. Растет осознание необходимости уделять больше внимания сотрудничеству с Китаем и вообще со странами Азиатско-Тихоокеанского региона. Лет десять назад нередко можно было наблюдать, что на уровне правительства правильные слова произносятся, но дальше слов дело не идет.

Чиновничество и элиты, как правило, занимали, мягко говоря, скептическую позицию по отношению к российско-китайскому партнерству. Главным ориентиром для них оставалась Европа.

В нынешней ситуации этот менталитет постепенно меняется. От каких-то вежливых фраз о сотрудничестве мы уже переходим к серьезным попыткам  делать конкретные шаги.

На протяжении нескольких лет подряд Китай остается крупнейшим торговым партнером России. Кроме того, развивается двустороннее партнерство и в области международного политического и экономического сотрудничества. Китай — наш партнер по ряду международных организаций, таких как ШОС, БРИКС, по сотрудничеству в рамках Совета Безопасности.  

При этом, и это важно, наше партнерство развивается в довольно сложном контексте. Начиная с 2014 года контекст российско-китайских отношений — это сочетание целого ряда обстоятельств, которые в целом в значительной степени подчеркивают важность и стратегический характер нашего партнерства.

Это и непростые отношения России с западными странами, которые придают российско-китайским отношениям новое качество. Вместе с тем это и непростые отношения Китая с США, осложнившиеся на почве соперничества, борьбы за доминирование в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Этот фактор в известной степени приводит к тому, что российско-китайское взаимодействие в политической области укрепляется и расширяется.

В целом же в российско-китайских отношениях существуют и вызовы, и перспективы.

Вызовы связаны и со снижением темпов экономического роста в России и в Китае. Препятствия, в том числе в торговле с Китаем, создаются и за счет ослабления рубля.

Но и здесь на фоне трудностей, с которыми сталкивается сейчас российская экономика, отчасти в результате санкций, а отчасти — в связи с нестабильностью на рынках сырьевых продуктов, которые дают России значительные экспортные доходы, российско-китайское сотрудничество приобретает приоритетное значение.

Не совсем правы те, кто утверждает, что мы повернулись к Китаю, к Востоку именно из-за санкций со стороны Запада: эти утверждения — пример упрощенного понимания нашей восточной политики. 

Эта политика велась задолго до украинских событий. Как минимум с середины 2000-х годов или еще раньше российское руководство ставило цель использовать огромные перспективы, которые открываются перед Россией в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Даже когда отношения с Европой и США вернутся в нормальное русло, а я уверен, что это произойдет в обозримой перспективе, политика интенсификации контактов со странами Азиатско-Тихоокеанского региона и с нашими соседями в Южной Азии, на Ближнем и Среднем Востоке будет продолжаться. Это в долгосрочных интересах России.

Не правы и те, кто пытается подавать тему наших двусторонних отношений в алармистском ключе: Китай-де настолько велик, что может «задушить» нас в своих объятиях. Особенно этим страдают люди, которые, как правило, не очень хорошо понимают внешнеэкономическую стратегию России в целом, не очень хорошо разбираются в особенностях китайской экономики.

При этом они забывают о том, что, например, страны Запада вовсю развивают торгово-экономическое сотрудничество с Поднебесной. Все крупнейшие корпорации мира уже давно присутствуют на китайском рынке. А нас продолжают пугать тем, что, мол, Китаю тесно в своих границах, он придет и нам будет от этого плохо.

Вместе с тем вопреки всякой логике эти же авторы жалуются, что китайские компании приходят к нам слишком медленно, что мы ожидали более активного прихода компаний, инвесторов, банков, финансовых структур Китая. Мы надеемся на приход инвестиций, активизацию сотрудничества, на освоение нами китайского рынка, но при этом боимся, что Китай в большом количестве придет на наш рынок. Такая постановка не совсем корректна.

Пока такой контекст отношений не позволяет реализовывать масштабные проекты.

Но даже в этих условиях открываются новые предприятия. Недавно в Набережных Челнах открылось предприятие компании Haier. Это производитель кондиционеров, холодильников, бытовой техники, одна из крупнейших корпораций Китая. Это один из примеров того, что совместные проекты и инвестиции идут.

Более того, есть все основания надеяться, что сотрудничество по инвестиционной линии пойдет интенсивнее: уже наметились признаки стабилизации рубля и российской экономики, так что подобное развитие событий не за горами.

У Китая есть большой интерес к инвестициям, потому что китайским компаниям уже тесно в национальных границах. У них накоплены значительные финансовые средства, есть менеджерский опыт. Они готовы прийти работать и ждут, когда будет подготовлена почва, будет соответствующая инвестиционная среда.

Автор — заместитель директора ИСАА МГУ им. М.В. Ломоносова

Все мнения >>

Комментарии
Прямой эфир