Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Современная рыночная ситуация, особенно в индустрии IT, которая развивается гораздо быстрее, чем многие другие отрасли, бросает серьезный вызов и бизнесу, и вузам как поставщикам человеческого капитала. Компаниям требуются профессионалы, способные моментально включаться в рабочий процесс и решать актуальные задачи в минимальные сроки. Время и скорость сегодня являются залогом конкурентоспособности бизнеса и главным показателем компетенции специалистов.  

Например, в сфере IT, особенно в области разработки программного обеспечения, не менее 60–70% добавленной стоимости продукта связано с человеческим, интеллектуальным, профессиональным капиталом. Успех компании определяется качеством последнего — а обеспечивают данный ресурс университеты. Поэтому, если бизнес хочет быть конкурентоспособным, ему не остается иного пути, кроме как интегрироваться в процесс высшего образования на всех этапах. 

О необходимости таких изменений все чаще говорят как представители крупных компаний, сталкивающихся с «недообученными» выпускниками вузов, так и в правительстве — соответствующий законопроект о целевом обучении разрабатывается Министерством экономического развития.

Выглядеть это может следующим образом. Первый этап — формулировка профессиональных стандартов, на базе которых строятся образовательные программы. Второй этап — непосредственное участие в образовательном процессе, преподавание тех прикладных компетенций, которыми не обладает университет. Следующая стадия — общественная аккредитация образовательной программы бизнесом на соответствие профстандарту. И наконец, завершающий этап — это сертификация специалиста на выходе из вуза, проверка компетенций, необходимых бизнесу, на практике.

Инструменты и механизмы взаимодействия компаний с вузами на каждом из упомянутых этапов могут быть самыми разными — от прямой финансовой поддержки (назначение специальных стипендий преподавателям, сотрудникам и студентам) до создания базовых магистерских кафедр, реализации совместных исследований и разработок и многого другого. Важно подчеркнуть, что бизнес должен быть вовлечен в образовательный процесс на всех стадиях, иначе университет не сможет обеспечить качественную подготовку специалистов, обладающих теми компетенциями, которые требуются компаниям.

Примеров эффективности данного подхода на мировом уровне достаточно много. Все мы были свидетелями соревнования Apple и Nokia. Apple в определенный момент сделала ставку на привлечение к разработке своих инновационных продуктов только самых талантливых специалистов, в том числе студентов; Nokia же решила взять количеством, а не качеством. Результат известен: у Apple открылось «второе дыхание», и с тех пор компания следует именно такой стратегии развития.

Безусловно, для того чтобы успешно взаимодействовать с бизнесом, учреждения высшей школы, в свою очередь, должны функционировать как корпорации. Современная модель предпринимательского университета подразумевает, что вуз, как и успешная экспортоориентированная IT-компания, имеет собственную стратегию развития, разработанную на основе некоего форсайта и глубинных исследований рынка — отсюда необходимость создания в структуре университета подразделений, которые занимаются маркетингом, аналитикой и стратегическим планированием. Далее, перед университетом, так же как и перед бизнесом, стоит вопрос привлечения талантливых, профессиональных, мотивированных людей — однако вузу необходимо решать данную проблему на двух уровнях, привлекая, с одной стороны, самых способных абитуриентов, а с другой — лучших педагогов и научных сотрудников.

Наконец, современный предпринимательский университет и корпорацию объединяет ориентированность на результат. Для вуза конечным продуктом является компетентный и быстро адаптируемый специалист, который вольется в рабочий процесс за достаточно короткий период времени. Точно так же, если университет в ходе научных разработок создает интеллектуальный продукт, нужно стараться довести его до стадии коммерциализации. К слову, коммерциализация интеллектуальной собственности может и даже должна составлять значительную часть дохода вуза, это касается не только научных разработок, но и, например, учебно-методических пособий, создаваемых при университете. Проблема заключается в том, что рынок интеллектуальной собственности в России не развит. Причин тому много, одна из основных — существующее законодательство, которое создает множество барьеров на пути коммерциализации. Однако по этому пути все равно нужно идти и развивать данное направление как внебюджетный источник финансирования вуза. 

Нам, на мой взгляд, близка израильская модель коммерциализации, когда прибыль от продажи лицензии и роялти делятся между тремя основными участниками — инвестором, разработчиком и университетом — в соотношении 40/40/20. Но для этого университетам необходима чуть большая свобода со стороны законодательства, особенно в динамично меняющейся сфере IT.

Возвращаясь к теме вложений бизнеса в высшее образование, отмечу, что обеим сторонам следует понимать, что это не благотворительность со стороны компании. Молодым людям, которые должны научиться самостоятельно зарабатывать деньги, а не просто просить их у кого-то, важно показать, что есть механизм, который поможет заработать, но для этого придется приложить усилия. Я говорю именно о совместной деятельности преподавателя и студента, а не о процессе предоставления услуги, в котором одна сторона является поставщиком, а вторая — потребителем. Сотрудничество бизнеса и вуза должно восприниматься как совместная деятельность, взаимовыгодное партнерство, в котором выигрывают обе стороны: вуз получает более актуальный заказ, а компании — специалистов, на переобучение которых не нужно тратить деньги. 

Автор — ректор Санкт-Петербургского национального исследовательского университета информационных технологий, механики и оптики

Все мнения >>

Комментарии
Прямой эфир