Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Четырех всадников я сделал благодаря беседам с Оскаром Айзеком

Режиссер Брайан Сингер — о том, как создавался фильм «Люди Икс: Апокалипсис»
0
Четырех всадников я сделал благодаря беседам с Оскаром Айзеком
Фото: REUTERS/Hannah McKay

Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В российский прокат выходит фантастический боевик «Люди Икс: Апокалипсис» о приключениях команды супергероев-мутантов. Корреспондент «Известий» Галя Галкина встретилась с режиссером, сосценаристом и сопродюсером фильма Брайаном Сингером в Монреале, где мэтр снимает очередную картину.

 — Многое ли связывает «Люди Икс: Апокалипсис» с фильмом Мэттью Вона «Люди Икс: Первый класс» — первым в этой трилогии?

 — Мы как раз сегодня на съемочной площадке смотрели «Первый класс», помним и другие картины этой франшизы. Не думаю, что зрители жить без них не могут, но они несомненно оставили след в их сознании. И я этим воспользовался. Фильмы о «Людях Икс» нельзя назвать предысторией нашего фильма, как и нельзя назвать его продолжением. Они где-то посередине.

 — У вас особое отношение к этим фильмам?

 — В прошлом я целый год водил автобус для пассажиров с особенностями развития. Эти люди страдали разными недугами, я до сих пор неравнодушен к их проблемам, поэтому счел за честь снять фильм, главными героями которого являются именно такие люди. Когда герой Джеймса Макэвоя, профессор Икс, который никогда не вставал с инвалидной коляски, произнес: «А теперь я сделаю это…» — и  встал, у меня и всех, кто был на съемочной площадке, выступили слезы.

— Говорят, в фильме есть эпизод из вашей биографии?

— Я был усыновлен, мало что знаю о своих биологических родственниках, а среди родственников моего приемного отца были выходцы из Польши. Но еще до начала второй мировой войны они оттуда бежали. Им удалось уехать перед самым приходом нацистов, и один из эпизодов фильма отразил этот факт, вы правы.

— Почему вы выбрали Оскара Айзека на роль супермутанта Апокалипсиса?

— На то есть несколько причин, и одна из них — он интересуется религиозной философией и понимает, как надо играть этого героя. Благодаря беседам с ним я сделал четырех Всадников, олицетворяющих четыре компонента культа, о котором идет речь в фильме: политический представляет Магнето (Майкл Фассбендер), военный — Архангел (Бен Харди), молодежный  — юная Шторм (Александра Шипп), сексуальный — Псайлок (Оливия Манн).

— Какая из сцен оказалась наиболее сложной?

— Большая сцена, где Апокалипсис допустил слабость и был предан человечеством. Обычно он сражал тех, кто его предал, но в данном случае они подготовились лучше и взяли верх. Мы часто убиваем своих богов, и древние египтяне убили своих, причем сделали это по-эпически широко, с размахом.

Четырех всадников я сделал благодаря беседам с Оскаром Айзеком

4,6 тыс. лет потребовалось богам, чтобы очнуться и прийти в себя. За это время всё изменилось — цивилизация теперь по рукам и ногам связана интернетом и телевидением, окружающая среда загрязнена, повсюду ложь и предательство, и всё это нужно исправить. Апокалипсис должен собрать свою четверку и начать всё сначала. Только в большем масштабе, чем когда-либо ранее.

Четырех всадников я сделал благодаря беседам с Оскаром Айзеком

— В фильме много масштабных спецэффектов, но также немало сцен, которые можно назвать камерными, интимными.

— Это самая сложная  задача. Чтобы передать личную интонацию, нужно снимать с близкого расстояния — так удобнее передать характер персонажа. Возможно, это один из последних фильмов, снятых стереоскопическими камерами. Так уже не снимают. При использовании этого метода съемка превращается в сплошные мучения. Оборудование громоздкое, приходится снимать буквально через плечо актера… В общем, это непросто, но результат того стоит — сами убедитесь.

 — Есть нечто общее между «Игрой престолов» и «Людьми Икс»? И там и там речь идет о молодежи, познающей мир и собственную природу.

 — А также находящейся в поиске своего места в этом мире.

 — Точно так, а что вам нравится в «Игре престолов»?

 — С точки зрения драматургии интересно, как каждый — и в группе, и в отдельности — движется к общей цели. Причем персонажи даже не знают, правильная ли эта цель. Люди из разных слоев общества, совершенно не похожие друг на друга, вынуждены вступать в союзы, чтобы вместе идти вперед. Мне нравится общее для всех стремление к таинственному финалу. И еще нравятся персонажи. Поэтому я и пригласил Питера Динклэйджа в «Люди Икс: Апокалипсис». 

— Во всех фильмах «Люди Икс» присутствует тема верности, противостоящая теме предательства.

— Семейные ценности всегда важнее остальных, а прощение — выше и преданности, и предательства. Этим я стараюсь руководствоваться в собственной жизни. Мне приходилось попадать в ситуации, когда люди совершали подлость или просто глупые поступки, старались подставить меня, причиняли боль. Но я разделяю философию Чарльза Ксавьера, которая основывается на позитиве: если ты всю жизнь конфликтуешь, добром это не кончится, твой стакан всегда будет наполовину пуст.

Я — еврей, да к тому же еще невротик, поэтому жизнь у меня сложная, но и у меня, и у моих персонажей всегда есть надежда. Поиски лучшей участи — моя тема, именно так я и стараюсь жить. Лучшие из персонажей фильма стараются делать то же самое. 

Комментарии
Прямой эфир