Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Без поручения Мутко мы не можем рассмотреть дело Гинера»

Глава комитета по этике РФС Владимир Лукин — о скандальном заявлении президента ЦСКА в адрес главы судейского корпуса Валентина Иванова
0
«Без поручения Мутко мы не можем рассмотреть дело Гинера»
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Владимир Суворов
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

После матча чемпионата России по футболу ЦСКА—«Терек» произошел скандальный инцидент, который может получить продолжение. Президент армейского клуба Евгений Гинер, недовольный работой арбитров, жестко раскритиковал главу департамента судейства и инспектирования Российского футбольного союза Валентина Иванова-младшего, совсем не к месту упомянув его знаменитого отца, олимпийского чемпиона-1956 и чемпиона Европы-1960 в составе сборной СССР. «Валентин Козьмич сейчас в гробу переворачивается, глядя на происходящее», — сказал Гинер. Президент РФС Виталий Мутко отказался комментировать ситуацию и не уточнил, будет ли назначено дисциплинарное разбирательство по этому поводу. Корреспондент «Известий» Алексей Фомин обратился за разъяснениями к председателю комитета РФС по этике Владимиру Лукину.

— Пока мне трудно дать оценку высказываниям Гинера в адрес Валентина Иванова и его отца. В последнее время в наш комитет никаких жалоб не поступало. У меня были на этот счет беседы с президентом РФС Виталием Мутко. Я вносил предложения по активизации работы комитета по этике, чтобы мы при определенных условиях могли сами реагировать на события. Но пока устав РФС этого не предусматривает. Поэтому комитет по этике по-прежнему не может рассматривать дела по собственной инициативе — только по представлению президента или исполкома РФС.

— А сами как относитесь к выступлению Гинера?

— Поскольку вариант, что наш комитет все-таки будет рассматривать этот инцидент, еще не исключен, я воздержусь от комментариев. Если дело так и не попадет к нам, то я смогу высказаться как частное лицо.

— Дать больше свободы комитету по этике вы предлагали еще при предыдущем президенте РФС Николае Толстых. Почему до сих пор нет реакции?

— Да, еще при Николае Александровиче я предлагал, чтобы в случае единодушного одобрения со стороны председателя комитета и его заместителей дело можно было рассматривать без указания руководства РФС. Предложение вносилось давно, но остается без движения. Но это естественно, потому что нужно внести изменения в устав РФС. Устав может менять только конференция РФС. В марте была принята новая редакция, но она еще не вступила в силу, поскольку пока не зарегистрирована Министерством юстиции. Поэтому вопрос по ситуации с Гинером не ко мне. Повторю, я за то, чтобы у нас была возможность самим инициировать такие дела. Всё это не имеет отношения к личности руководителя РФС. Это касается процедуры и эффективности работы нашего комитета. Когда к нам поступают жалобы, мы их рассматриваем. Но при нынешнем руководстве союза мы пока никаких жалоб не получали.

— С чем связана такая пассивность РФС? Наш футбол так резко очистился от скандалов?

— Либо руки не доходят до нас у руководства РФС, либо есть опасение, что комитет по этике будет слишком активно вести себя. Но это мое личное предположение. Как говорят англичане, лучшим доказательством проблемы пудинга является его съедение. Надо собраться с руководством РФС и разрешить этот вопрос в ту или другую сторону. 

— После отставки Толстых в комитет по этике не поступило ни одного дела. Вам не наскучила ваша футбольная должность?

— Я лишней должности не ищу. У меня есть и другая работа. И научная, и во главе Паралимпийского комитета России. Но комитет по этике РФС надо активизировать. Не важно, со мной или с кем-то другим. Вполне вероятно, на следующем заседании исполкома РФС состав комитета будет изменен, но он должен существовать, как существует в других футбольных странах, а также на уровне ФИФА. В этом наша страна не должна быть уникальной. Два года назад Николай Толстых позвонил мне и предложил возглавить комитет. Я некоторое время упирался, но затем решил согласиться, раз мне оказывают такое доверие и считают меня объективным и беспристрастным человеком. К тому времени заканчивался срок моих полномочий в качестве омбудсмена (уполномоченного по правам человека в РФ. — «Известия»). Я решил, что можно и этикой в футболе заняться. Но сейчас сложилась ситуация, когда комитет не является активным. И это не связано со мной. Только с процедурными уставными делами.

— Почему после того, как вы сменили Павла Бородина, состав комитета почти не изменился?

— Я постарался ввести в него 2–3 человек, но в целом до меня там заседали хорошие и достойные люди. У меня существует презумпция уважения. Если я не очень хорошо знаю человека, то я уважаю его. А уже потом выясняется всё остальное.

Подписывайтесь на наш канал «Известия СПОРТ» в Twitter twitter.com/izvestia_sport

Комментарии
Прямой эфир