Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Чтение мыслей будет возможно уже через 10–15 лет»

Лингвист Максим Кронгауз — об открытии американских ученых, которое смогут использовать спецслужбы, врачи и психологи
0
«Чтение мыслей будет возможно уже через 10–15 лет»
Фото: ТАСС/Сергей Ермохин
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Группа ученых из Калифорнийского университета в Беркли составила семантическую карту человеческого мозга. Как сообщает журнал Nature, у семи испытуемых регистрировали активность головного мозга в то время, как они прослушивали радиопередачу. В итоге группы слов были распределены по 12 семантическим полям (соответствующим определенной тематике), каждое из которых расположилось на определенном участке схемы мозга. 

О том, какое значение имеет это исследование и как оно приближает к возможности заглянуть в глубины человеческого сознания, корреспонденту «Известий» Роману Крецулу рассказал заведующий научно-учебной лабораторией лингвистической конфликтологии и современных коммуникативных практик НИУ ВШЭ Максим Кронгауз.

— Максим Анисимович, что в перспективе может дать знание, «где находятся» те или иные слова, о которых думает человек?

— Давно предпринимались попытки связать наше мышление с возбуждением коры головного мозга. Сверхзадача — это чтение мыслей. Сначала задача была более робкой — понять тематические очаги в коре головного мозга, соответствующие определенным темам разговора — если человек рассуждает о своих чувствах, о любви к кому-то. А сейчас их уже связывают с конкретными словами конкретного языка. Если мы сможем связать это, то, например, надев на человека «шлем», удастся понять по возбуждениям того или иного участка мозга, о чем он думает. И даже перевести это в некие фразы.

Пока, как мне кажется, делаются самые первые шаги в этом направлении. Количество обследуемых людей очень незначительно. И главный вопрос, как мне кажется, состоит в том, как всё устроено у разных людей. Мы можем составить карту мозга конкретного человека. Но верно ли, что у разных людей будут совпадать эти карты? Если мы сделаем карту конкретного человека, то мы можем читать его мысли. Но пока совершенно непонятно, как соотносятся карты разных людей.

— Если выяснится, что каждый мозг располагает эти слова и семантические поля по-своему, это будет означать, что идея провальна?

— Если карты у разных людей будут похожими, мы можем говорить о некотором общечеловеческом феномене. Если же окажется, что карты у разных людей различаются сильно, то тогда идея «чтения мыслей», идея, что мы можем по возбуждению коры головного мозга строить некие тексты, в целом провалится. Тогда надо будет создавать индивидуальные аппараты. Я не думаю, что все люди согласятся вешать на себя что-то. Это будет антиутопическое будущее — повесить на людей шлемы, и никто не сможет скрывать свои мысли. Вряд ли все люди этого хотят. Не думаю, что человечество стремится к тому, чтобы все могли читать мысли друг друга. Для науки интерес представляет общий результат, хотя конкретные карты для каждого человека тоже очень интересны.

— Но человек не всегда мыслит вербально. Как же тогда можно будет получить ответ, о чем он думает?

— Вообще феномен внутренней речи — одна из величайших загадок, он изучается очень робко. Очевидно, что человек говорит внутри себя не так, как говорит вне. И если мы хотим «подслушать» внутреннюю речь, то очевидно, что на выходе мы получим странный текст. Пока речи не идет о том, чтобы переводить возбуждение коры в текст, который нам понятен, который действительно является текстом на английском или каком-то ином языке. Как это, собственно, будет выглядеть, покажет будущее.

— Сколько подобных испытаний нужно провести, чтобы получить определенный результат?

— Есть так называемый феномен насыщения. Если мы видим, что начиная с какого-то по счету обследования данные не меняются, то обследовать больше людей не нужно. И довольно трудно предсказать количество, при котором мы поймем, что все типы охвачены и ничего сверх того новые эксперименты не скажут. Но, по крайней мере, это должны быть десятки и сотни людей для одного языка. Естественно, в перспективе надо обследовать разные языки и смотреть, как мы можем накладывать карты разных языков. Если мы карту английского наложим на карту русского, то в одних ли местах будут слова? Пока даже для английского речь идет о единицах обследуемых, так что говорить о каких-то результатах рано.

— Всё же, возможно ли «чтение мыслей» в обозримом будущем?

— Главная проблема — собственно, технологии. Здесь должны быть очень точные измерения. Но развитие техники идет сейчас очень быстро. И если методика уже готова, то можно предположить, что достаточно 10–15 лет.

— В каких областях могут быть использованы такие технологии?

— Напрямую, конечно, «чтение мыслей» может использоваться различными спецслужбами. Это работает лучше, чем полиграф, как вы понимаете. Но это будет самое грустное применение, если всё уйдет именно туда.

А если мы говорим о добровольном «чтении мыслей», то речь идет о работе мозга без вербализации. Есть люди, которые плохо говорят или закомплексованы, с ними трудно коммуницировать. И тогда естественным и уже совершенно позитивным направлением может быть медицина: общение «непосредственно с мозгом», без вербальной, языковой составляющей, понимание таким образом человека, постановка ментальных, а может, и не только диагнозов. Иногда это нужно.

— Можно ли аналогичным образом провести работу с мозгом животных, которые обучены командам, т.е. реакциям на человеческие слова?

— Безусловно, да. Только нам же нужна их реакция, которую мы возбуждаем. Вообще когда мы говорим о чтении мыслей, это не просто метафора, а в принципе неопределенные слова, потому что под мыслью мы можем понимать очень разные вещи. Что такое мысль животного, мы не понимаем. Но, по крайней мере, мы можем считывать и понимать связь работы мозга животного с его реакциями.

Вообще говоря, это очень полезная вещь и может использоваться для лечения прежде всего ментальных болезней. Но не только — мы можем понять, хочет ли человек пить или что-то еще.

— Может ли этот толчок в науке придать импульс исследованиям в других областях?

— Было бы интересно исследовать билингвов или мультилингвов, равно владеющих двумя и более языками. Очень интересно посмотреть, как эти языки сочетаются у одного и того же человека, как они в мозгу на эту карту ложатся. Мы знаем, что одни могут очень четко переключаться с языка на язык, а другие смешивают языки, т.е. у них «переключатель» работает плохо. Они в текст из одного языка вставляют слова из другого. И вот здесь любопытно посмотреть, по-разному ли устроена карта у этих людей. Но это всё уже фантазии, как вы понимаете, а не научный разговор.

Комментарии
Прямой эфир