Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Реестр турагентств поможет избавиться от мошенников»

Директор ассоциации «Турпомощь» Александр Осауленко — о нововведениях в законодательстве, которые защитят отдыхающих от неприятных сюрпризов
0
«Реестр турагентств поможет избавиться от мошенников»
Фото: ТАСС/Антон Новодережкин
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл


16 мая в Москве пройдет ежегодное собрание членов ассоциации «Турпомощь». Профессионалы обсудят формирование общероссийского реестра турагентств, вступающий в силу с 1 января закон об усилении ответственности туроператоров, работающих за границей, и всё новое в туристском законодательстве.

В преддверии важной для отрасли встречи глава «Турпомощи» Александр Осауленко рассказал корреспонденту «Известий» Кириллу Кудрину об основных нововведениях, а также о том, что от всего этого ждать простому туристу.

— С 1 января ужесточаются требования к туроператорам. Что именно изменится и как это отразится на потребителях услуг?

— Самое главное, теперь будут защищены все туристы, а не только те, кто пострадал за рубежом в случаях, когда туроператор оказался неспособным исполнять свои обязательства. Появляется новый инструмент под названием «фонд персональной финансовой ответственности». Основное его предназначение — удовлетворять запросы туристов, которые приобрели услугу, но еще не успели ею воспользоваться. На сегодня они страдают, пожалуй, даже больше тех, кто успел поехать на отдых. Потому что основная масса людей в случае чего успешно вывозится с курортов и многие успевают провести там отпуск до конца.

— Получается, что сейчас люди, лишившиеся отдыха по вине туроператора, не защищены?

— Сейчас их права ограничены размером финобеспечения компании, у которой они покупали тур. Если турист успел воспользоваться услугой и его, например, эвакуировали, за его эвакуацию платят. А потом он приезжает и подает заявления на всевозможные компенсации — за испорченный отдых, за моральный ущерб, а также заявления в страховую. В ситуации, когда турист еще не уехал, а туроператор — банкрот, человек тоже может подать заявление в страховую. Но, как правило, он может рассчитывать на очень небольшую сумму, далеко не на 100% возмещения, и даже не на 50%.

— Сейчас создаются новые фонды ответственности туроператоров. Для чего они нужны?

— На сегодняшний день у нас есть один фонд. Но год назад было предложено сделать три. В процессе обсуждений пришли к выводу, что это будет слишком большой нагрузкой на бизнес. Законодатели и регулятор пошли нам навстречу. В итоге фондов будет два: нынешний (компенсационный) станет называться резервным, и появится второй — фонд персональной ответственности туроператоров.

Резервный фонд будет пополняться фиксированными суммами в зависимости от объема и количества туристов, которых компания отправляет за границу в течение года. Нижняя планка у нас опустилась со 100 тыс. до 50 тыс., и установлена верхняя — 500 тыс.

Добавлю, что деньги там будут уже не ассоциации, а самих туроператоров, просто эти средства будут в управлении у «Турпомощи». В случае если та или иная компания перестанет заниматься соответствующей деятельностью, эти средства с учетом возможных процентов вернутся к ней.

Все эти меры снижают финансовую нагрузку на туроператоров. А персональная финансовая ответственность станет еще одним инструментом, помимо страховых компаний, защиты прав туристов. Теперь и сами туроператоры в случае 100-процентного наполнения этого фонда способны будут обеспечить перед потребителем все свои обязательства.

— Какие уроки «Турпомощь» извлекла из форс-мажоров, связанных с Турцией и Египтом?

— Можно взять даже не Турцию и Египет. Еще были, например, проблемы с «Трансаэро». Самый главный вывод, какой мы сделали, — крайне важно получать оперативную информацию о том, где у нас какой турист, в какой стране, каком отеле, какой объем услуг он уже использовал, а какой нет. И очень важно наладить оперативную связь с ним. Естественно, с тем количественным составом, который есть у нас, мы всего сделать не можем. Поэтому первое, что мы сделали, — подключили к соответствующей работе турагентства. Это непосредственные продавцы услуг, у каждого из них в отличие от туроператоров, которые консолидируют огромные потоки людей, каждый «застрявший турист» — это единичный случай, поэтому им проще ориентироваться. С их помощью мы наладили с туристами обратную связь.

Второй момент. Правительство пошло нам навстречу и в конце 2014 года приняло постановление, которое запрещает выпускать туриста на зарубежный маршрут без обратных билетов. За нарушение предусмотрено наказание вплоть до уголовной ответственности. Это очень стимулирует и туроператора, и перевозчиков, и всех участников рынка к порядку. 

Ну и третий момент. Если турист принимает решение в случае какой-то нештатной ситуации не продолжать отдых и вернуться на родину, у нас есть механизмы его быстрого возвращения. Этот инструмент показал свою эффективность и в 2014, и в 2015 годах.

— Ситуация конца прошлого года, когда последовательно закрылись два самых популярных турнаправления для россиян, была для ассоциации шоком?

— Я бы назвал произошедшее очередной проверкой способности ассоциации выполнять свою работу. Но у всех, и у нас, и у правительства в том числе, были уверенность и понимание, что мы справимся. Даже такая фраза прозвучала, что мы — чуть ли не единственная сейчас структура, которая на практике доказала свою способность в очень сжатые сроки четко организовать вывоз большой массы людей.

— Кто кроме вас спасает туристов, оказавшихся в беде за границей? Основную нагрузку несут МЧС, государственные структуры?

— По Египту и Турции: в штабе, которым руководил вице-премьер Дворкович, мы занимались синхронизацией действий, держали связь с туроператорами и турагентами, формировали туристские базы, при этом, безусловно, взаимодействовали и с Ростуризмом, и с Минтрансом, и с МЧС. Ростуризм непосредственно никого не спасает — это не его функционал. МЧС должно спасать только в тех ситуациях, когда происходят природные катаклизмы, эпидемии, военные действия. То есть когда ЧП случается не по вине туроператора. Если же туроператор просто не в состоянии платить, не может вернуть своего туриста домой, в соответствии с действующим законодательством за это отвечает только общественная организация «Турпомощь». По Турции и Египту мы так активно взаимодействовали с МЧС просто потому, что там была, скажем так, неординарная ситуация. И нужно было быстро принимать решения.

— 16 мая будет обсуждаться формирование единого реестра турагентств. Знаю, что этот вопрос в профессиональной среде вызывает жаркие споры. Почему?

— Действительно, вопрос, скажем так, достаточно эмоциональный. Сразу скажу, что инициатором реестра выступали не мы. Но необходимость в подобном инструменте есть, об этом говорили все, в том числе президент России Владимир Путин на заседании Госсовета в августе прошлого года. Сначала реестр формировался добровольно. Но параллельно началась работа и над поправками в законы, чтобы всё было официальным и обязательным. Обязательной эта норма станет с 1 января 2017 года.

— Для чего нужен реестр турагентств? Ощутит ли положительные моменты от его создания турист?

— Безусловно. Основной функционал этого реестра не столько в том, чтобы пересчитать агентства, сколько в том, чтобы дать понять туристу, потребителю, что эта конкретная фирма действительно существует, является юридическим лицом, у нее есть все необходимые документы и она имеет право реализовать тот или иной продукт. А в случае если этот продукт не перечислен в ее ассортименте, значит, не имеет права. Мы мошенников таким образом убираем из цепочки. Повторюсь, этот реестр прежде всего нужен туристам.

Там же можно будет посмотреть, с какими конкретными туроператорами работает данное агентство, а с какими — нет. Всё это будет выясняться буквально легким движением руки, нажатием клавиши на мышке. Кстати, слово «реестр» почему-то смущает многих представителей отрасли. Но если вы посмотрите его значение в любом толковом словаре, вы поймете, что оно не обозначает ничего, кроме «перечня, списка, перечисления».

Комментарии
Прямой эфир