Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

План пенсионной реформы Минфина в основном состоит из мер по сокращению пенсионных обязательств (повышение пенсионного возраста, отмена выплаты пенсий работающим пенсионерам, повышение стажа для досрочной пенсии), что очевидным образом нарушает конституционно значимый баланс прав и обязанностей.

В социально-правовом государстве, коим является Россия согласно ее Конституции, нельзя стабилизировать финансовое состояние пенсионной системы только за счет односторонних мер по урезанию прав людей. Тем более когда в стране до сих пор нет объективных индикаторов, замеряющих социальное самочувствие населения. Свою лепту в этот процесс обязаны внести и работодатели, и государство. А такие меры в плане Минфина практически отсутствуют.

В плане ничего не сказано про справедливую тарифную политику; про отказ от льготных ставок страховых взносов для отдельных категорий плательщиков, нарушающих равенство обязанностей страховщиков; про объективное определение величины дополнительных взносов на досрочные пенсии исходя из фактических расходов на их выплату.

Что касается предложения об отмене выплаты пенсий работающим пенсионерам, то оно способно только серьезно исказить рынок труда, привести к оттоку кадров с малооплачиваемых, непривлекательных и непрестижных рабочих мест, где в основном заняты наши пенсионеры, и подтолкнуть их к массовому уходу в теневой сектор экономики.

Кому это принесет пользу?

Без перехода на ежемесячную обработку ПФР данных о работающих гражданах, до чего нам еще очень далеко, невозможно эффективно администрировать выплату пенсий в период трудовой деятельности. Наконец, полностью отбирать пенсию у работающего пенсионера абсолютно несправедливо.

Даже во времена СССР, на которые в этой связи любят ссылаться, так не делали. Если и принимать какие-либо меры по ограничению выплаты пенсий в период работы, то с таким расчетом, чтобы получаемая пенсионером пенсия в совокупности с его заработком не превышали той заработной платы, которую он имел перед уходом на пенсию.

Предложение о постепенном повышении стажа для досрочной пенсии вообще нельзя рассматривать всерьез, поскольку оно носит явно антиправовой характер. Если человек действительно теряет свою профессиональную трудоспособность досрочно по причине длительной работы во вредных или тяжелых условиях труда, то как тогда можно искусственным образом увеличивать этот стаж? Это чтобы он еще больше своей трудоспособности утратил?

Необходимо сделать совсем другое.

Проинвентаризировать так называемые льготные списки — исключить из них работы, где уже нет вредных и тяжелых производственных факторов, и заставить работодателей платить реальный страховой тариф за те рабочие места, на которых эти факторы объективно присутствуют.

Нынешний дефицит средств в Пенсионном фонде связан отнюдь не с демографическим фактором, не с тем, что у нас становится больше пенсионеров, чем работающих.

Во-первых, пока это не более чем достаточно отдаленная перспектива. Это проблема не сегодняшнего и даже не завтрашнего дня.

Во-вторых, для профессионального долгосрочного прогнозирования сбалансированности пенсионной системы необходимо иметь представление, сколько из числа лиц нетрудоспособного возраста будут работать, сколько из числа лиц трудоспособного возраста не будут работать. Никто таких расчетов, к сожалению, не делал.

Дефицит ПФР образовался по причине неоднократного снижения тарифа страховых взносов (с 2005 года — на 8 процентных пунктов, с 2012 года — на 4 процентных пункта) безотносительно связи этого тарифа с объемом имеющихся у государства пенсионных обязательств, чего в страховой системе делать просто недопустимо, непрофессионально. Страховой тариф всегда должен соответствовать величине пенсионных обязательств, иначе образуется страховой дефицит, что, собственно, и произошло в нашем Пенсионном фонде.  

В том случае если в ПФР не хватает страховых взносов по причине искусственного занижения страхового тарифа, то эту проблему дефицита средств надо решать не посредством повышения пенсионного возраста, а через увеличение доходной части и сокращение расходной части пенсионной системы.

Масштаб и сложность проблем нашей пенсионной системы таковы, что решить их только за счет сокращения расходов (тем более при существующем уровне пенсий — ниже минимальных международных норм, принятых еще в середине прошлого века) и без повышения доходов — невозможно.

Нравится эта данность кому-то или не нравится, но это факт, и об этом свидетельствует весь мировой опыт.

И последнее. По существующим в мировой практике правилам любые изменения в пенсионном законодательстве, тем более столь существенные, как предлагаются Минфином, надо не просто обсуждать с социальными партнерами уже по факту, когда они разработаны в ведомственных кабинетах, а надо изначально совместно с ними разрабатывать. Чувствуете разницу в подходах? Только при таком условии подобные изменения будут отвечать интересам людей. А иначе очередную пенсионную реформу и затевать бессмысленно, она просто будет в который уже раз обречена на неприятие обществом.

Автор — руководитель Научно-образовательного центра международного сотрудничества в сфере труда и социального обеспечения МГЮУ им. О.Е. Кутафина 

Все мнения >>

Комментарии
Прямой эфир